Битва за Галактику


Приветствуем всех настоящих любителей фантастики!

Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Eglenn » Ср ноя 11, 2015 11:20 pm

Вечер всегда нес в себе нечто тихое. Или условно тихое, если не считать шумных улиц не спящей черни. В этот раз Анжоль зашла с черного хода и протянула вещи служанке. То были удобные мужские вещи, вместе с сапогами. Всё это ей удалось спрятать в двух сумках которые были на её коне. Плащ и шляпу они смогут найти по ходу.
- Пусть миледи переодевается. В платье ей будет тяжело. И пусть сделает косу.
Ничуть не удивившись, Берта, посвященная во все секреты камеристка, лишь сделала книксен, понимающе кивнув, и пригласила Анжоль пройти в гостиную.
- Прошу вас подождать здесь, леди Анжоль, госпожа скоро будет.
Действительно, минут через десять (видимо, это время нужно было, чтобы расшнуровать платье, и надеть мужской костюм) в гостиной появилась Аделита... До чего же она сейчас была не похожа сама на себя! Перед Анжоль был стройный юный кавалер, чьи длинные волосы были перехвачены на спине лентой - иногда эксцентричные модники носили такие прически... если можно это назвать прической, конечно. Впрочем, все равно лишь в темноте можно было спутать Аделиту с мужчиной, слишком уж нежным было ее лицо.
- Отлично. Прогулка добавит ещё деталей, но в целом пойдет. Сегодня я Рене, вы будете... Придумайте имя и убедительную ложь. Меня там знают, но молчат, вас нет. - Разговор можно было продолжить и по пути. Коня девушка решила оставить здесь, пусть и далековато пешком, но зато вполне убедителен будет их внешний вид.
- Они ведь поймут, что мы женщины?.. - Аделита придирчиво оглядела себя в большом зеркале (Анжоль знала, что королева с ее артистичной натурой любит зеркала, а сейчас, когда на улице уже почти стемнело, здесь горело множество светильников, дававших мягкий желтоватый свет) , и они вместе направились к выходу в коридор, ведущий к черному ходу.
- Несомненно. Но там где мы будем этим мало кого удивишь. - поправляя плащ и треуголку, девушка юркнула во тьму.
Следом за ними, но держась поодаль, последовали все те же доверенные слуги королевы - одетые в невзрачную темную одежду, незаметные в ночной темноте.
Дворцовая площадь перед фасадом дворца была освещена множеством огней, но огромное здание имело пару десятков выходов на задний двор, в подсобные дворики, туда, где ночью освещение всегда было очень скудным за ненадобностью. Здесь тоже были маленькие охраняемые проезды, через которые перемещались кареты и повозки, но при желании худенькие девушки могли бы протиснуться даже через широкие прутья дворцовой ограды. Этого, конечно, не понадобилось - вышли беспрепятственно.

Анжоль старалась держаться тени и ждала когда будет не так много лишних глаз. Их планом было просто добраться без привлечения внимания до простых районов. Собственно фонари местами не давали столько света чтоб можно было понять кто и зачем идет. Рене не говорила, а просто шла. Уверенно.
- Я... мне придется говорить с вами просто. Так что придумайте себе имя. Безликое. Одурачить мы вряд ли кого-то сможем, но по крайней мере я буду знать как представлять своего товарища.
- Арди, как и было на маскараде, - Аделита старалась успевать за подругой, хотя в полутьме и темноте это было непросто. - Я уже думала о том, как все устроить. Самое достоверное вот что: якобы я служила камеристкой у госпожи Латаны, и поэтому, как и она, жила не в городе, а в ее особняке близ большого загородного дворца. Леди Латана знает все, и, если понадобится, могла бы поддержать эту историю. Я уже позаботилась о том, чтобы снять несколько комнат неподалеку от дворца, чтобы делать вид, будто я там живу: ведь не могла бы я говорить, чтобы письма, предназначенные мне, приносили во дворец.
- Камериста... нет. Слишком сложно. Камеристки не гуляют ночью по улицам. - Короткая улыбка сверкнула в полумраке. - Хотя если бы ты только была ей, но тебя выгнали со службы.
Как раз впереди показалась весьма богатая карета и кучер закричал на двух девушек чтоб те убирались с дороги.
- Иногда гуляют, поверь, - Аделита подавила смешок. Уж она-то знала это наверняка! - Изобразить, что леди Латана меня прогнала, будет несложно, вряд ли за это краткое время кто-то из здешних жителей сумеет это проверить.
Кивнув, она с удивлением увидела явление от которого стыла кровь в теле. То, чего она так опасалась в последнее время. Баррикады. Анжоль схватила подругу за руку и вместе с ней юркнула в ближайших переулок.
- Маттиас... где же ты... - В голосе была тревога смешанная с волнением. Единственный кто мог хоть что-то сообщить был лишь тот мальчишка. Он сновал здесь везде и знал каждый уголок.
...- Мадамы в камзолах!
Мальчишка в темноте чувствовал себя, как рыба в воде. И как давно он за ними, интересно, шел?.. И многое ли слышал?.. Прирожденный шпион!
Стянув с головы огромный то ли берет, то ли кепку, словом, нечто бесформенное, видавшее виды, способное послужить решетом, сделав галантное движение этой "шляпой", Маттиас раскланялся.
- Маттиас! Так рада тебя видеть. Что там с той девицей Вуазен? Я слышала пропадало пару детей. - Она говорила тихим шепотом, но так чтоб слышали оба. - Мне удалось умерить пыл наших друзей из предместий. Это моя Арди. Арди, это Маттиас.
Стягивая треуголку, она воодрузила её на голову мальчишке и продолжила свой путь. Стоило ли сейчас идти в Двор Чудес или же у короля нищих было плохое настроение. Можно было только гадать.
- С той, что по крышам скакала? А бес ее знает! Порт-то горел, что твое пекло, ууу, сколько всего погорело!
Мальчишка скользил, то забегая вперед, то назад, в темноте не было видно толком, во что он одет, только угадывалось, что разжился какой-то новой тряпкой с чужого плеча, что-то вроде старой кофты, должно быть, теплой. У нищих мальчишек было свое отношение к одежде - такая вот бесформенная рвань могла служить и одеялом, и подстилкой, и карманы в ней здоровенные - не то ччто какая-нибудь щегольская курточка.
Скрипнув зубами Анжоль вздохнула.
- Ускакала птичка. Жаль. - Стоило бы найти её раньше, так задала бы она ей хорошую трепку. Такой позор и с таким вот ворохом бумаг. Из-за её блажи кто-то написал памфлет. А ей теперь обидно до глубины души. - Что у чудесных?
- Что пожива будет, - ответил Маттиас. В темноте глаза его ярко стрельнули на Анжоль-Арди, мол, при этой-то твоей, непонятной, остеречься бы всё говорить!
Чудно получалось. Весьма чудно. Как она и думала, при Арди всё весьма осторожно. Показать ей мир под вуалью значило бы раскрыть всех. А потому она сделала то, что и планировала.
- Старый дом. Графиня Серра. Сегодня почти ночь... Маттиас. Как давно была черная месса? - Там где высшему свету всё прощалось, начиналось болезненное молчание бедных женщин. Их терпение было не безгранично, они не могли больше закрывать глаза на бесчинства. Как похищали их детей, как бледная смерть забирала их к себе, рукой ухоженной. И всё ради красоты или желания любви. А как же много было тех, кто верил в это шарлатанство и укладывался на черный алтарь. Знала ли королева о том какие жертвы несли бедные женщины ради того чтоб какая-нибудь кудрявая овечка приподнесла ей ночную рубашку.
- Дуры набеленные, думают, молитву задом наперед прочтут и себе на сиськи маслом покадят, им счастье будет, - с глубочайшим презрением откликнулся мальчишка. - А уж коль младенца зарезать, так в них тут же король втюрится. Как же! Нужны они, макаки!
- Что?! - Аделита чуть не подскочила на месте от таких словечек. - Младенца?..
- А вы думали, мамзель? Ого-го как делают! Уж коль младенца в жертву принести, все сбудется! Вон, говорят, у них сам кардинал тайком задом наперед мессы служит!
- Господи, - остановившись, Аделита глядела на Анжоль.

Поведя плечом, Рене вздохнула. Ей нужны были доказательства. Ей нужно было что-то что может ей позволить за волосы в одно утро вытащить герцогиню и срезать все её золотистые прелести с головы. Но было нельзя. Пока что.
- Мне нужно что-то что позволит обличить их. Не первый день стараюсь, но ускользает. Да и кто бы поверил. Ищейкам едва ли дело есть. Они лишь грызутся между собой.
Глядя перед собой, Анжоль вышла на небольшую площадь. Везде мерцали костры бедняков. Тех, кому не нашлось места у Чудных, но и дома у них не было. Отсюда до Двора было рукой подать, но девушка остановилась. Ведь если все постепенно начиналось, значит где то там была её душа. Значит, где-то там были студенты. Одно её радовало. Поместье она оставила в верных руках. И это было едва ли управляющий или юрист. Кузнец, пекарь... Хлебопашцы. Она не так уж долго пробыла у них, но каждый слышал из её уст слова которые задели сердце и бросили в них угли, готовые разжечься в пламя.
- В брошюрах говорилось - очень много бездомных... - Аделита говорила тихо, не от смущения, но голоса их могли быть слышны далеко. - Что многие крестьяне даже до того доведены, что бегут от своих сеньоров, скрываются в больших городах. И что много таких, кто приходит в города в поисках работы, не находит, а за комнаты надо платить, и тогда их выгоняют.
- Ты не представляешь на сколько. Вся Бертилия страдает. - На какой-то миг в пламени костров сверкнул праведный гнев Анжоль. Она смотрела на королеву словно была волком, а та была всего-лишь овечкой. Но то было лишь игрой света. Девушка стояла глядя на то как дети бегают с люлюканием и гоняют живность. Кто-то кажется поймал крысу и теперь довольный тащил её к огню. - Сегодня одна из них не досчитается ребенка. А завтра утром кого-нибудь найдут в канаве с перерезанным горлом.
- Они что... - недоуменно спросила Аделита, на этот раз уже совсем шепотом, - они что, ее собираются _жарить_ ?!
- Именно. - Пожав плечами, девушка направилась дальше, мимо всех этих людей которые просто пытались выжить. Которые смотрели голодными глазами.
- Подожди, пожалуйста... - Аделита оглянулась, и , сделав несколько шагов назад, увидев в темноте силуэт одного из следовавших за ними "стражей", сделала ему знак подойти, и сама вернулась к нему. Анжоль не слышала, о чем они говорили - через несколько минут девушка уже возвратилась к ней.
- Я сказала, чтобы один из них отправлялся в ближайшую большую лавку, чтобы пусть даже разбудил хозяина, купил там хлеба столько, сколько будет можно привезти, хоть всю лавку пусть скупит, и пусть здесь раздадут детям... - она окинула нищих взглядом еще раз, - тут ведь, кажется, не бандиты, не такие, что отнимут, чтобы потом продать?..
Анжоль лишь качнула головой и вздохнула. Раз Арди так желала, значит так тому и быть. Вот только это привлекало к себе внимание и очень хотелось верить что Маттиас не убежла сообщать о новой подруге Анжоль во Дворец Чудес.
- Нельзя же, чтобы дети ели крыс, - словно извиняясь, объяснила Аделита. - Тут бы узнать, что за беда у кого, почему они здесь оказались, может, можно кого-то устроить работать, да мало ли, как можно помочь.
Можно было накормить всех здесь хлебом, а завтра дети снова найдут себе подобный ужин. Всех не спасешь. Откуда-то со стороны послышался девичий крик и Анжоль сорвалась с места. Всего лишь несколько кварталов дальше и крики о помощи и слезные мольбы стали громче. Кому-то едва ли хватало развлечений в пабе и они нашли его в лице молоденькой цветочницы которая всего лишь хотела вернуться домой. И были это не такие уж и простые юноши.
Делать нечего - пришлось побежать следом. Неужели подруга собирается с ними драться?!
Появляясь на горизонте и громко засвистев, девушка склонила голову на бок, глядя на всхлипывающую мадаму и троих юношей. Каждый был пьян и каждый едва ли был похож на то, как их представляли родители.
- А матушка знает чем занимаются их малыши? - Её елейный голос едва ли показывал страх, но отвлек "господ" от своей жертвы. - Так почему бы не выбрать птичку по своей жердочке? А ты, брысь отсюда, пока цела.
Подхватывая булыжник с земли, Анжоль кинула его в одного из "презренных". Попав в плечо и вызвав бурю гнева, она тихо засмеялась.
- А слов связать никак не в состоянии.
- Иди куда шел, мальчишка! Эй, вернись, птенчик, мы ещё не закончили. - Второй камень угодил в затылок и он упал лицом в грязь. А двое других непонимающе смотрели в сторону Анжоль. При них не было оружия, как и при ней. А потому, пусть драка была и неминуема, она сумеет справиться.
- Арди, возьми те камни и научи их манерам. - Очередной громкий свист должен был разбудить вездесущих мальчишек которые вечно шныряли недалеко.
Аделита понятия не имела, как следует вести себя в такой ситуации. Камни?.. Кидать в них?.. Для нее это было чем-то запредельным. Но все-таки она подняла камень, а потом, сдвинув брови и нахмурившись, проговорила тоном, что был ей куда привычнее - повелительным , не терпящим возражений, голосом, выработанным годами на "придворной сцене", смотря на эту троицу сверху вниз - хотя была ниже двух стоявших парней: это было чувство превосходства, к которому прибавилась новая, неведомая Аделите прежде гордость убежденности в своей правоте:
- Убирайтесь отсюда, и не позорьте своим пьяным бесчестием ваших матерей и отцов.
А за спиной Аделиты, в полутьме, уже замаячили фигуры сопровождавших девушек мужчин.

В минутной тишине, в которой внутри Анжоль всё похолодело, двое оставшихся расхохотались. Их хохот был скорее истерическим. Его невозможно было остановить.
- А это ещё кто такая. Кому ты говоришь убираться? Ты маленькая чумазая девчонка. Кто ты, чтоб командовать нами. - Задыхаясь в своем смехе, они бросились вперед, едва не сбивая Анжоль с ног. Однако она сумела устоять и даже ударила головой того, кто рискнул с ней столкнуться. В ушах зазвенело.
- Идиотка... какая же я идиотка. - Наверное и правда сложно было исправить то, что невозможно исправить. Камни играли свою службу, они показали то, где было тонко. И то, где могло бы порваться. Ей так хотелось не делать того, что должно было произойти. Выуживая из голенища сапога кинжал, она вонзила его в бок одного из нападавших, а второго схватила за шиворот, утягивая за собой. Голова кружилась, но были куда более серьезные проблемы. Она убила человека.
Дело решили куда более умелые, крепкие и обученные дракам люди - те, что доселе за всю их прогулку не вымолвили ни слова. Анжоль показалось, что парень, с которым она сцепилась, вдруг сам собою от нее оторвался, в следующую секунду она увидела над собою массивную фигуру одного из тайных сопровождавших - и успела заметить, что юнец грохнулся куда-то в кусты, росшие близ паба; третьему гуляке оставалось либо дать деру, либо смириться с тем, что он будет следующим.
Аделиту же она обнаружила сидевшей на земле рядом с поверженным юнцом , причем, скинув с себя камзол, она судорожно отдирала рукав от блузы, явно собираясь этим "бинтом" то ли перевязать, то ли сделать что-то с раной юного пьянчужки - очевидно, не умея и не представляя, что вообще полагается делать в таких случаях.
- И что. Ты думаешь это его спасет? - Хохотнув, Анжоль посмотрела на убитого. Такой молодой. От потери крови здесь умирали постоянно. А ещё чаще от заражения. - В лучшем случае он промучается до утра. Идём. Теперь опасно здесь оставаться. Как бы не пришли ищейки.
- Но он же тогда умрет наверняка!
- Ну конечно. А так он не умрет совсем. Ведь ты изволила оторвать свой рукав.
Девушка только замотала головой, скомкав оторванный рукав, она прижала его к боку парня, туда, где все было в крови - юнец, видимо, от боли, пришел в себя и только смотрел на девицу, которая почему-то пыталась его спасти. Руки Аделиты, конечно, уже были все перемазаны в крови.
- Он пьяный глупец, они, должно быть, собирались распутничать, но у него ведь тоже должна быть семья, нельзя же, чтобы человек погиб вот так, из-за пьяной глупости! Где ты живешь?.. как твое имя? - она спрашивала это уже у юнца. - Надо его перевязать как следует, и чтобы кто-то сбегал за каретой, отвезти его домой...
- Вот и погибли мы. - Закрывая лицо руками, Анжоль пыталась придумать что делать. На шум уже сбегались люди и многие смотрели на них. Кто-то тыкал пальцем и о чем-то шептался. А раненый смертельно смотрел на свою спасительницу и пытался осознать произошедшее.
"Умри же ты наконец. И не позорь себя..."
Анжоль не металась по улице а пыталась найти выход. Оглядываясь назад и прикусывая губу, она вздохнула.
Аделиту все это, похоже, совершенно не смущало, и она, оглянувшись, громко сказала:
- Кто-нибудь, пошлите за доктором и за каретой! Скорее же! Кто-нибудь знает, как его зовут? И помогите мне его перевязать, что вы стоите и смотрите?!
Люди, подогретые своим страхом перед высшим светом смотрели на всё это и на крик девушки ответили молчанием.
- Карету и доктора? Кому? Этому животному? - Старая женщина смотрела с неприкрытым презрением. Не первый раз она видела его здесь. Его и парочку его друзей. Они приходили сюда скрывая свои имена. Так любили делать все дворяне. Потому что здесь было куда проще развлечь себя.
- Небось они из этих. Святых задниц которые в своих доминах хохочут над своими делами.
Гомон поднялся сильный и Анжоль оскалилась. Всё оказалось куда проще. Не нужно было заходить дальше, чтоб всё стало явным.
- Может, он и животное, а сейчас он едва дышит, бросить его - это уже я животное буду, - она не поднялась, только смотрела на старую женщину, выпрямившись. - Его грехи - они грязь, а так бросать - не по-людски.
Подходя к королеве ближе, Анжоль выдохнула.
- Мы возвращаемся. Пусть твои люди найдут карету. Весь Клевур спустя время будет знать о нас. - И уже разворачиваясь, она выцепила взглядом мальчишку, поманила его и прошептала кое-что ему на ухо, протягивая пару монет. Он точно найдет того кому предназначалось послание. В этом сомнения не было.
"Вива ля Бертиль!!!"
Забавно, но кажется до слуха Рене долетели приглушенные слова собственной песни.
- Его смерть на моих руках. - Наверное маска с Анжоль соскользнула уже давно, но только сейчас на нем не было никакого сожаления. Всего лишь жертва обстоятельств, а ей нужно было спасать королеву. Наверное Боги всё же благоволили им, послышался стук копыт и очень быстро на небольшом пятачке появился вороной конь с мужчиной в капюшоне. У него были знакомые пуговицы на сюртуке, но сейчас это едва ли было заметно. Он молча, не задавая вопросов подхватил раненного юношу. Анжоль помогла ему усадить того в седло. Они задержались всего на пару минут и этого было достаточно чтоб взгляды двух людей пересеклись в безмолвном диалоге.
О карете, видимо, слуги Аделиты позаботились после ее первых слов - обычно такое делалось просто: задаток до, остальное после... видно, раздобыли полудремлющего извозчика, что караулили близ злачных мест. Аделита молча шмыгнула в карету, вытирая руки платком - внутри было темно, не разобрать ни крови, ни чего бы то ни было, только ее блуза белела, как пятно. Только сейчас девушка заметила, что ее всю трясет.
- Ужасно это все, ужасно, - проговорила она. - Что за люди, одни ходят поживиться беспомощными девушками, другие смотрят и не думают помочь...
Анжоль молча посмотрела на толпу и села в карету в след за королевой.
- Потому что между нами пропасть. Одни могут позволить себе всё, а другие и слова сказать не могут. У той старухи погибла дочь. Она утопилась после надругательства. А та девчонка. Дочь кузнеца, смышленая, но глупая. Завтра весь Клевур будет на ногах.
- Почему? Девчонка ведь цела, а что им до дворянского сынка?
- А то, что завтра повесят невиновного.
- Что?!! Кого?! Почему?!
Чуть повернув голову, Анжоль вздохнула.
- Найдут, молодого наверное парнишку и повесят как убийцу.
- Не повесят, - твердо сказала Аделита, - я об этом позабочусь. Письмо в этот жандармский участок отнесут сейчас же, а дело замнут.
Улыбнувшись, девушка склонила голову на бок.
- Возвращайтесь во дворец. Примите ванну. А я останусь здесь. Мне нужна тишина. А вам покой, моя королева. Увидимся завтра. - И с этими словами, девушка легко выскользнула в отрывшуюся дверцу. Провожая взглядом карету, она отметила что за спиной остались все неблагополучные кварталы. А сама она перемазана в чужой крови. - Вива ля Бертиль, моя дорогая.
- Какой уж тут покой, Анжоль...
В пути к дворцу Аделита мысленно составляла предписание, вернее, приказ для жандармского управления с категорическим запретом на подобную практику .
Аватара пользователя
Eglenn
Активный участник
 
Сообщения: 3385
Зарегистрирован: Пн янв 16, 2012 1:59 am
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 70
Спасибо получено: 256 раз в 232 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Eglenn » Чт ноя 12, 2015 12:13 am

...какая уж там ванна. Впрочем, ванна - это хорошо, но в пути Аделита едва дождалась, пока карета доползет до задворков дворца. Она вновь надела камзол, пока проходила в свои покои - руки, оттертые платком, держала в карманах, так что Берта, похоже, в тускловатом свете лампы не заметила, что руки юной королевы перемазаны в высохшей крови. Вымыла руки, и сразу же села за столик.

В главное управление жандармерии. Предписание немедленно прекратить порочную практику, согласно которой создавалась видимость успешного расследования преступлений, когда виновным назначался произвольно схваченный простолюдин, мало-мальски подходящий под описание. Светлейший монарх будет крайне удручен, узнав, что в его столице происходят подобные обманы!.. Она писала от своего имени - ибо подобные предписания-приказы от персоны самой королевы будут иметь куда больше силы, чем официальные, спускаемые "сверху вниз" по всем чиновничьим уровням, и подействуют быстро, ведь все служаки знали, что король становится покладистым, как ягненок, перед своей юной супругой, выполняя все ее капризы.

Ей хотелось излить в письме весь накопившийся гнев, но девушка вспомнила, что в городе, похоже, может вспыхнуть бунт, и тогда жандармерия может пригодиться - и предписание было составлено таким образом, чтобы дать понять: исполняющий его может рассчитывать на признательность королевы.

Отдельное письмо было отправлено в жандармский участок квартала, где произошли ночные события. Подумалось, что если кому-то из жандармов есть дело до похождений вышестоящих - вполне можно связать все эти события. Но, в конце концов, какая разница?..

Следом - утром же, как только откроются лавки - послать доверенных к торговцам при пекарнях. В бедные и нищие кварталы и предместья. Пусть покупают хлеб, и раздают его беднякам и нищим, следя за тем, чтобы детям доставалось непременно, и взрослые не отбирали его у них (впрочем, вспомнился Маттиас и шмыгающие по улицам мальчишки: у таких, пожалуй, отберешь - они сами юркие, как ужи, убегут мигом, добычу сохранят); чтобы на этой раздаче не возникло драк, выделить сопровождение. Когда будут спрашивать, кто устроил эту дармовую еду - говорить, что это лицо пожелало остаться неизвестным. Пусть скажут, что это будет и завтра, и послезавтра, и еще много дней, пока люди голодают. Да, все равно будут, наверное, возникать драки за хлеб, но пока не устроены помещения, где можно прийти и съесть пищу , не платя денег, а если нельзя уносить, то нет смысла и пытаться утащить-перепродать - пусть лучше так, чем никак. И скорее, скорее хотя бы начать, хоть пара столовых, где эти вечно голодные люди смогут всегда получить пищу! Пусть даже бунт, - с какой-то решимостью подумала Аделита, - но невозможно знать, что дети ловят крыс от голода, и ничего не делать. Жандармы же... Что ж, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы связать не только ночное происшествие и запрет карать произвольных людей за чужие грехи, но и эту внезапную щедрость неизвестного лица - тем лучше. Решат, что королева нашла себе забаву в кормлении нищих.
Аватара пользователя
Eglenn
Активный участник
 
Сообщения: 3385
Зарегистрирован: Пн янв 16, 2012 1:59 am
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 70
Спасибо получено: 256 раз в 232 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Sven » Чт ноя 12, 2015 11:22 am

Прошлой ночью, многие были возбуждены до изнеможения. Многие из радикалов, многие из соседнего кружка «Друзья Народа», фактически все студенты, идущие вслед за мсье Рабастаном, а так же некоторые члены, «умеренного» крыла, которые в свою очередь, были убеждены своими друзьями, одним простым аргументом. Манифест с требованием королю созвать всесословное собрание был проигнорирован или затерялся где-то в канцелярии Его Величества, что впрочем было равносильно.
Как же долго многие ждали этого дня, сколько же слов было уже сказано за последнее время, начиная с тех мыслителей, что пару десятков лет назад активно выступали на всенародное Просвещение, но как обычно эти потуги не увенчались успехом и с годами ситуация лишь обострялась и переходила в разряд предреволюционной. В этот день, после «Народного Письма» и его игнорирования (вольного или невольного, для этих людей уже было не важно) ситуация начала развиваться стремительно, словно бы оборвалась тонкая нить.
И всю ночь неустанной работы печатников, и вот с самого раннего утра, когда не вышло даже солнце, но его лучи уже озаряли небеса, «Письма из катафалка», «Старик Жаку» расходились из библиотек, вполне себе ставших национальными, под каждый дом в Клевуре, разумеется таковым было устремление множества парнишек. Рабастан и его богатые друзья не пожалели денег, для тех кто не готов был работать ради идеи, и как бы не противно было, но некоторые людишки из местного ворья за звон монет, понесли в «Двор Чудес» и в портовый район, призыв строить баррикады.
Такой же призыв был и для всех жителей Клевура – выйти, ради еды, выйти ради собственной жизни! Листы под дверь каждого дома, созывали людей присоединиться к идейным студентам и многим из преподавательского состава (идейным вдохновителям) – они писали о революции, о том, что костры мятежей уже сливаются в единое народное пламя. Они писали лозунгами, столь новыми и волнующими, для этого временного периода на этой планете. А в доказательство к словам, подготовленные студенты, начиная всего с нескольких десятков, начали собирать телеги с бочками и тащили всякий хлам, к городской тюрьме, напрягая местную охрану, такая же картина, с утра пораньше началась возле казармы городской стражи, где протестующие, сначала немногим числом, перекрикивались с запертыми (задержанными недавно) людьми из временных камер в этой казарме, и те в ответ высовывали руки через клетки и, кричали призывая товарищей, славя революцию.
Сам же Рабастан, и его соратники, строили ещё одну баррикаду замыкающую городскую площадь, с двух сторон, тут где было здание Оперы и главной библиотека, а так же кафедральный собор, и всё это безобразие было всего в трёх кварталах от городского королевского дворца. Но это было далеко не все действия, которые предприняли люди, призывающие весь город. Взывая к исторической памяти, они упоминали героическое сопротивление Клевурцев армии Озикастцев, несколько веков назад, ведь и тогда король был далеко и жители этого города проявляли самостоятельность – на эту самостоятельность и национальную гордость, на перечисление бедствий и разорений был упор, в качестве причины выхода. К тому же, в листовках авторы (ни смотря на собственную радикальность) успешно избегались призывы к немедленному штурму дворца, призывали показать сбор народа, дабы привлечь людей к баррикадам, а там уже Рабастан рассчитывал воспламенить сердца. Он ничего не знал о принципах пропаганды, ибо это искусство, совершенно не было развито в это время, но революционеры сегодняшнего дня, были теми кто начал протаптывать эту дорожку.
Ещё одним действием, ещё до того, как начали собираться баррикады – была отправка гонцов, коими выступили молодые люди, которым выдали по лошади, и денег на дорогу, по городам где были ячейки клубов и кружков. А так же, в их задачу было распространение листков по посёлкам, дабы селяне останавливали свою деятельность и храбро выступали против своих помещиков, и дальше важно – вместе со всей нацией Бертилии, во имя этой страны и её народа, - «Вив ля Бертиль!» символические листки были заправлены в сумки этих гонцов и они выдвинулись в разные стороны от столицы.
В потрёпанном сером жакете, мсье Рабастан, ощущал прилив сил, он видел воодушевление в глазах своих студентов, - основной движущий силы, этого Клевурского начала революции. Подавляющее большинство здесь не имело оружия, но у него был пистоль, и главное радикал был готов его применить. В основном же, близ строящихся баррикад разбивалась мостовая, для вполне себе ясного использования камней. Ведь булыжник…
Sven
underground master
 
Сообщения: 5967
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 3:22 pm
Cпасибо сказано: 306
Спасибо получено: 436 раз в 334 сообщениях

За это сообщение пользователю Sven "Спасибо" сказали
Джулия Кори, Эрик Гримнар, Эйрис ап Эйлунд

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Eglenn » Чт ноя 12, 2015 3:52 pm

... О том, чтобы остаться во дворце, Аделита даже не помышляла. Едва проснувшись и наскоро позавтракав, она оделась, на этот раз в платье темно-коричневого цвета - такие часто носили женщины, работавшие в "обществах милосердия". Головной убор в виде легкого светлого покрывала прятал волосы - все вместе выглядело предельно скромно, но было, бесспорно, к лицу юной королеве, тем более, что привычная роскошь все равно уже давно не разжигала в ней воображения, в отличие от этих одежд простонародья. В камзоле и мужской одежде появляться днем она не рискнула - было неловко, да и не вполне удобно.
Только вот кольцо.. Обручальное кольцо , к счастью, плоское, усыпанное бриллиантами, на котором красовался герб королевского дома. Еще во время свадьбы рисунки этих двух колец появились во всех газетах, повествовавших об этом великом событии. Снять это кольцо было совершенно непростительно - все равно, что предать супруга. На балах это колечко легко скрывалось от взглядов благодаря перчаткам, во время первого выхода Аделита просто повернула его изнанкой наружу и держала руки так, чтобы не показывать его; можно было надеть митенки - перчатки без пальцев... Но вдруг ее осенило. Спустя минуту поверх колечка легла повязка , обмотанная так, как будто закрывала порез или ссадину. Получилось очень достоверно. Из других "признаков" на ней была только золотая цепочка с кулоном все с тем же гербом, спрятанная под одежду.
Маленькая карета направилась прочь от центральных богатых кварталов.
Не так уж далеко проехали - и остановились внезапно. Выглянув в оконце, Аделита увидела впереди целый затор из нескольких карет и пары повозок, что не могли проехать - кто-то уже кричал, чтобы разворачивали, нет тут проезда, улицу загородили! К счастью, их карета еще не успела оказаться придавленной в улице; удалось свернуть, но девушка все же решила выйти и посмотреть, что впереди происходит. Все прохожие в этом месте были вынуждены тесниться на узких тротуарах у каменных стен , дорога была запружена повозками.
Аделита никогда прежде не видела баррикад и понятия не имела, как их строят, и как готовятся их строить, и какая от них польза в бунтах. Но в знакомом ей месте, близ зданий Оперы и Библиотеки, громоздилось нечто, перекрывавшее улицу, показавшееся ей кучей хлама, громоздкого, наваленного как попало... вокруг толкся народ, стоял громкий гомон. Публика, тащившая что попало к этому сооружению , была разной - были тут и мужчины вида оборванцев, и молодые студенты в перепачканных сюртуках и куртках. Несколько минут девушка созерцала все это движение, даже решившись спросить у какой-то тетки, торговки по виду, так же глазевшей на происходящее - а что это делают, зачем?
- А, буянить хотят! - ответила тетка. - Драться вроде!
- А что хотят?
- Да кто их поймет! Свободу кричат, а так поди разбери. Запирай дверь покрепче от ихней свободы !
... На той площади, где вчера мальчишки жарили крыс, сейчас царило столпотворение. Закрытая телега примостилась у одного из ветхих, покосившихся домов - непонятно было, как эти облезшие стены вообще держатся - а телегу со всех сторон обступил здешний люд, но от нее же тянулся хвост длинной очереди, в которой стояли в основном женщины и старики - и было видно, что если б не крепкие мужчины из того самого сопровождения, обеспечить которое Аделита указывала в своих распоряжениях - никогда не получилось бы этого зыбкого порядка. Народ бы бросился к телеге и мог бы просто ее опрокинуть, чтобы урвать, кто сколько сможет утащить.
При дневном свете вся эта публика выглядела куда плачевнее, чем ночью, в тусклом свете костров. Что женщины, что караулившие поблизости или стоявшие рядом их мужья - искудавшие, грязные лица, вместо одежды у многих ветхое тряпье, волосы женщин прятались под мятыми чепцами, чей цвет было невозможно понять, выбивались всклокоченными серыми прядями. И хотя тут встречались совсем юные лица, видно было, что до чистоты есть дело немногим. Должно быть, замужним все это было уже безразлично, прокормить бы детей. Но все же сейчас в лицах нет-нет да и мелькало нечто неопределенно светлое, поскольку взгляды эти устремлены были туда, вперед, на телегу, с которой несколько мужчин раздавали хлеб.
- Ну, ну, не напирать! - покрикивали раздающие. - Не лезьте, всем хватит!
Давали по большому круглому хлебу в одни руки, и Аделита припомнила , сколько такой хлеб стоил на рынке, где она ходила в первый день. Кажется, двадцать медяков. Двадцать медяков... В брошюрах было написано, швея должна работать целый день, не разгибаясь, за пятнадцать, и столько платят женщинам в любых мастерских, куда вообще берут женщин... Женщинам вообще меньше платят... Странно - ведь женщины слабее, им трудней работать.
Сколько такого хлеба нужно человеку, чтобы насытиться, юная королева тоже толком не знала. Ей самой подчас хватало на целый день пары пирожков да двух-трех пирожных , придворные врачи назидательно втолковывали ей и королю, что молодой женщине очень вредно питаться, как птичка, отсутствие аппетита вредно для здоровья. Но ведь она никогда не голодала, не утруждала себя работой, жила в тепле и удобстве.
Она стояла в стороне, но даже в невзрачном темном платье все равно сильно выделялась среди здешней публики. Первыми ее заметили "булочники" на телеге - и оказалось достаточно запинки на несколько секунд, взглядов поверх протянутых снизу рук, чтобы и все бедняки заоглядывались - на кого это смотрят?..
Несколько долгих секунд Аделита чувствовала себя, словно в ложе Оперы на представлении для королевского двора, где вся публика в ложах и половина публики в партере смотрит в лорнеты не на сцену, а на нее, королеву. И девушка, вдруг оробев, невольно сделала несколько шагов назад, отступила , чувствуя себя предельно неловко среди всего этого царства разорения и человеческих бед.

Почти весь день, пока не стало смеркаться, Аделита ездила по тем местам, где раздавали хлеб. На этот раз она была уже готова к тому, что увидит, постепенно ее смущение проходило - только еще в карете она старательно измяла свое платье, сделала все, чтобы оно не выглядело таким новым, чтобы не выделяться этой бросающейся в глаза свежестью, измазала его подол. Осмелев, она начала помогать раздавать хлеб - все-таки еще одни руки, раздача шла быстрее, где-то ей начинали помогать самые бойкие из местных теток - так очереди голодных, стоящих за куском хлеба, двигались быстрее. Где-то получалось расспрашивать женщин о том, откуда они родом, как живут, чем кормятся их мужья, сколько у кого детей, как им с семьями удается устроиться тут, в Клевуре, есть ли работа, чем думают жить дальше... Все, что в брошюрах было описано ужасными, но абстрактными красками, сейчас обступило ее, смотрело в лицо, дышало, полнилось запахами, которые Аделита вскоре перестала замечать - сквозь грязные маски проступали человеческие лица, кто-то, рассказывая о своих бедах, вздыхал и утирал слезы, кто-то ругался и проклинал власть имущих, дворян и святош. Но одно объединяло их всех - все они привыкли работать, умели работать, хотели работать - да только работы им не было, а что была - хорошо, если хватит снять угол в городской лачуге, где вместо кровати тюфяк из соломы, да с горем пополам прокормить детвору, хорошо, если муж найдет работу - хоть камни таскать, что угодно, выбирать не приходится, а в деревне - куда там!.. хоть кто не крепостной, а вся земля под сеньорами либо святошами, им за землю плати, чтоб на ней хоть что-то растить; скотина траву щиплет - плати, в реке воду берешь - плати, хворост собрал - снова штрафы, да все больше, все больше, да королевские налоги, да за то, за се - что вырастишь, на местном базаре перекупщикам уйдет за бесценок, других цен нынче нет, говорят! вот откуда мучица-то в пекарнях, от нас же!.. а не заплатишь податей, скотину забирают, а нет скотины - как хлеб растить? как пахать? как по хозяйству управиться? ни молока, ни масла, ни яиц , сухая корка... наниматься к чужим людям либо по миру идти. Девиц без приданого замуж не берут, много, много их в города идет, думает в прислуги, хоть как-то, а уж там - известное дело! За угол плати, работы нет, есть что-то надо, а сводни - тут как тут! А и найдет место, хозяин даст себе волю над бедной служанкой, обрюхатит, и одна ей дорожка! с ребенком уж все, никуда не возьмут, а в деревню вернуться - позором съедят, один путь - в веселый дом! Или на паперть, или в омут головой!

Судя по тому, как при таких рассказах отворачивались, пряча глаза, иные из молодых еще женщин - судьба их была схожей.

А уж кто совсем под сеньорами, продолжали горестный рассказ обступившие Аделиту женщины, - тем и вовсе ложись помирай... Им, сеньорам, все равно, что у них все передохнут, кто-нибудь да останется, а подати вынь да положь, а уйдешь, поймают - на ветерке в петле покачаешься! А то беглеца сеньору вернут, собаками затравят, любят они это дело, людей гонять. Вот так-то, девка, назидательно говорили эти женщины, - видно, не знала ты горя у папаши с мамашей!

Над городом меж тем спускались сумерки...

Не только бесплодные жалобы выявились в этих разговорах: главное, что прояснилось, как на самом деле нужно устраивать "столовые". Местные женщины, особенно те, что помогали в раздаче (и попутно следили, чтобы местные жулики не посылали других набирать хлеба для перепродажи - тетки знали здесь всех, как свои пять пальцев) все поведали сами.
- Да если б такое дело, - говорила одна из женщин, уже немолодая, худая, как щепка, но бойкая, руки в боки, - не надо ничего заново строить. Вон, сколько халуп пустует, прежде склады были, нынче складывать нечего, а где кабак разорился, да сколько мест найти можно, если какой добродетель вперед заплатит хоть за месяц! Был бы очаг, где пищу варить, а руки найдутся, чтоб там сор разгрести, да лавки-столы сколотить, медяков за тридцать в день, красная цена, ты, девка, не слушай, если кто будет дорого просить, тебя жизнь не терла, облапошат, как миленькую! А уж там, пищу готовить-миски мыть...

- Пусть со своими мисками приходят, и мыть не надо будет! - вставил кто-то.

... - С зеленщиками договориться, мешки там с крупой подвозить, уголь-дрова... да хоть бы в день медяков сорок (окружающие женщины чуть не присели от подобной наглости - разбежалась! - послышались голоса) , да чтоб при пище - хозяйки найдутся!.. Все в лучшем виде устроим, и варить, и наливать-накладывать, и вымыть потом... Что ты! Да коли б так перетянуть-перебиться, разве б мы тут мыкались, как воры какие? разве б народ воровал? А что делать, если дети с голоду мрут, а работы нигде никакой? Сама посуди, девка, - это говорилось уже доверительно, разоткровенничавшись, - тебе все скажут, я хозяйка хорошая, каждый медяк у меня в дело идет, прежде мы с мужем концы с концами сводили... кровельщик он у меня... А потом слетел с крыши, едва выходили, да что сберегли, все доктору отдали, работать по ремеслу муж не может, а галчат - пять ртов, толку с них никакого, и все есть просят! Хозяину за угол вынь да положь, а все прочее в рот уходит. А то б дети накормлены, значит, угол снять хватит, не под небом божьим ночевать, пока муж то там, то сям работенкой перебивается! Да если б хоть миску каши в день, да подати поменьше... тогда бы люди в Клевур не брели отовсюду, сами бы себя прокормили!..

... И пользы, и смысла в понимании происходящего в стране, в этих разговорах было больше, чем от всех прежних бесед с министрами. Возвращаясь, Аделита уже знала имена нескольких женщин, готовых устроить все нужное для столовых - за право быть там поварихами при пище; для публики все это благодательство было от благотворительного общества, одного из многих бесплодных обществ, существовавших в Клевуре. Его Аделита выбрала лишь потому, что некогда оно просило у казны средства.
Последний раз редактировалось Eglenn Чт ноя 12, 2015 7:29 pm, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
Eglenn
Активный участник
 
Сообщения: 3385
Зарегистрирован: Пн янв 16, 2012 1:59 am
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 70
Спасибо получено: 256 раз в 232 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Sven » Чт ноя 12, 2015 4:55 pm

Полиция не могла стерпеть такого нахальства от каких-то бесноватых студентов, и потому баррикады, которые начали строить прямо у казарм вызвали их незамедлительную реакцию, причём прямо утром же. Так вышло, что возвращался с патруля ночной дозор, и ему навстречу вышли полицейские из дневной смены. Таким незамысловатым образом, баррикады были окружены с двух сторон и полицейские ночной смены не сразу поняли что происходит. С обеих сторон, они постояли, посмотрели на это безобразие, а вот воодушевлённые студенты закричали что-то о свободе, размахивали какими-то флагами, это уже показалось офицерам, которые были среди полицейских - чем-то незаконным, хотя бы потому, что ребята, приличные на вид перекрыли столь важную улицу. Решено было всех их арестовать и выписать им штрафы. Полицейские, примерно в равном числе со студентами начали подходить и требовать спуститься, но тут студенты начали откидываться камнями, а двое даже имели палаши, кои обнажили, как истинные аристократы, тут уже стало жутковато многим полицейским пока не вышел из казарм "шрам" - жуткий полицейский, работающий в районе вокруг Двора Чудес. Со своей дубиной с гвоздями, он спокойно шёл к баррикадам, где камнем уже вывели из чувств, одного из полицейских, попав ему в голову. Многие из полицейских достали сабли, но без лишних разговоров сюда добрался "шрам" и увернувшись от одного из камней, он быстро вбежал на баррикаду и вонзил самому крикливому студенту гвозди в голову. Это повергло многих в шок, а офицеры погнали полицейских на штурм, что бы не терять времени. Здоровяк "шрам" оприходовал дубиной ещё двух школяров, и в итоге из сорока молодых людей, тридцать пять было задержано, а десять погибли. Пятеро в столкновении, а пятеро лично от рук "шрама". Трупы сложили на телегу, и накрыли тряпкой, в связи с чем под телегой расползалась лужа характерного цвета.
На своём коне, из казарм выехал генерал-лейтенант полиции, и оглядел баррикады. Он уже не обратил внимания на стоящую поодаль, неприметную телегу и начал командовать, размахивая слабыми руками, в кружевных манжетах.
- Убрать этот мусор, разгребите его. А всех задержанных в тюрьму, и составьте мне отчёт, а я в Ронтель! - Он ускакал вместе с пятью всадниками-сопровождения. Пока дневная смена, в полном составе, ещё и усиленная патрулями портов, в общей сложности до восьми десятков полицейских, вела шебутных но напуганных студентов в тюрьму, перед ними встала другая проблема, прямо на подходе, перед самой тюрьмой была ещё одна баррикада, и как же полицейские благодарили всевышнего, за то что с ними был этот демон, будь он не ладен "шрам". Его боялись, но в такие минуты, когда с баррикад слышались крики, крики же шли из окон тюрьмы, и даже студенты пленные, тоже завопили о свободе, - полицейским нужен был их неформальный лидер.
- Сабли на голо! - Заорал "шрам" и ударил одного из пленных студентов кулаком в зубы, повалив того на землю. - Этих ублюдков к стене и двадцать бойцов с ними, кто пошевелится рубить! Остальные за мной! - Словно дикарь, он понёсся на баррикады, но там были не только студенты, но и несколько преподавателей окрестного университета, и когда они увидели жестокую схватку, в которую вступили студенты с полицией, они закричали о том, где же народ, о предательстве. Но были среди них и те, кто закричал спасаться. Для них для всех, это был конец революции, и в лучшем случае конец только её, а не жизни, потому что "шрам" не собирался щадить тех, кто оказал хоть какое-либо сопротивление. Тем паче начальство, в отличии от первой стычки было далеко, и кровь обагрила улицы, стекая с десятков тел. Естественно в котовасии некоторые пленные заранее попытались встать с кличами, но полицейские, сами испуганные до чёртиков рубили таких смельчаков, заставляя остальных сидеть тише воды, ниже травы. Задержанных в итоге, оказалось всего 49 человек, вместе с теми, которые были задержаны у казарм, и всех их бросили в темницы тюрьмы. А раненых полицейских расположили на тряпках в здании тюрьмы, пока еле живых и мёртвых мятежников, складывали по телегам, штабелями. Тут-то до "шрама" и начали доходить слухи, о понастоящему огромном скоплении мятежников прямо в центре города. Он сказал об этом офицерам и те стали собирать всех полицейских города, даже тех, кто уже не работал по старости, а имеющиеся силы, стянули к улицам на расстояние от баррикад, что бы локализовать этот мятеж, быть может тут потребуется подкрепление армии, и в связи с этим, в Ронтель, за генерал-лейтенантом последовали гонцы с тревожными вестями.
Тем временем, в мятежном стане, пока не все улицы были перекрыты, Рабастан узнал от чудом спасшихся студентов, чьи портки были запачканы не только кровью, от страха, о гибели других баррикад.
- Это измена! - Безумствовал он, когда узнал, что народ собирается на раздачах хлеба, по слухам, от самой королевы. - Они продали свою свободу за кусок хлеба! Ничтожества! И тем не менее ни каких важных решений не принималось, казалось будто революция вот вот угаснет. Но всё ещё высок был пыл этих людей.
Спускались сумерки, и вот уже почти вся полиция была на ногах, и уже полностью окружила центральную площадь двойным кольцом, выставив и патрули на окраинах города. Гонцы с тревожными вестями перехватили генерала-лейтенанта полиции по дороге и он так и не доехал сегодня до Рентиля и вынужден был теперь, командовать в трёх кварталах от площади, силами полиции. Но после создания импровизированного штаба, он отправил гонца всё же во дворец в Рентиле, дабы оповестить государя о трудностях в столице. Романтичность была, в этом напряжении и в том, как загорались факелы на баррикадах и на позициях полиции.
Sven
underground master
 
Сообщения: 5967
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 3:22 pm
Cпасибо сказано: 306
Спасибо получено: 436 раз в 334 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Эйрис ап Эйлунд » Чт ноя 12, 2015 5:55 pm

Наверное не самое лучшее время она выбрала для переезда. Беатрис заблаговременно выслала карточку с адресом своей камеристке. А потом, заказав карету и переодевшись в дорожное платье, девушка направилась "домой". Ей предстояло заняться обстановкой комнат. Хотя по её эскизам, что успела составить за время безвылазного сидения в гостинице, большая часть должна была уже быть пригодной для жилья. Девушка не старалась роскошью перещеголять королевские покои или дворец. Всё было в простом и не кричащем стиле. Наверное приди к ним в гости хоть кто-то из высокопоставленных особ, он бы скорее заметил идеальную чистоту. Весьма не свойственную многим. Так же Беатрис оставила свои пожелания брату и попросила подыскать удобное место для её работы. Всё же если ей придется оставаться здесь слишком долго, у неё должно было быть дело. А сидеть и вышивать гобелены Шанти уже претило.
Пусть галактика горит огнём!
Изображение
Аватара пользователя
Эйрис ап Эйлунд
Инквизитор, занят ловлей еретиков
 
Сообщения: 1185
Зарегистрирован: Ср дек 28, 2011 5:23 pm
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 132
Спасибо получено: 168 раз в 130 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Eglenn » Пт ноя 13, 2015 5:01 pm

...Надежда спокойно вернуться во дворец растаяла, когда ей сообщили о том, что творится близ Оперы. Аделита буквально схватилась за голову - несколько десятков убитых... господи! что же это, как остановить?! Она с содроганием вспоминала вчерашнюю ночь, несчастного гуляку-развратника, подколотого подругой, его взгляд, горячую кровь на своих руках... а тут - пятьдесят!.. зачем эти безумцы устраивают все это, неужели им так хочется погубить самих себя?!

Здесь, на этих улицах, сумерки рассеивались множеством исправно зажженных фонарей, только над баррикадой была темнота, освещаемая лишь из окон больших зданий неподалеку. Что ж, может быть, сейчас пригодится ее кольцо, знак королевского обручения , кольцо, каких во всей Бертилии было только два - у нее и короля на пальцах.

Но все же первой к позициям полиции подошла не она сама, а двое ее сопровождающих - тем, слава Богу, не было нужды скрывать, кто они такие. Речь пока шла о том, чтобы пропустить эту даму, - Аделита стояла чуть поодаль, накинув капюшон плаща, благо что было прохладно и такая скрытность не казалась вызывающей, но лицо ее пряталось в тени, - в качестве, так сказать, парламентера. В конце концов, с чего бы полицейским решить, что если здесь охранники королевы, то данная дама - королева собственной персоной? Кто-то из ее доверенных лиц - куда вероятнее.
Генерал-лейтенант не сразу обратил внимания на двух ответственных лиц, беседующих с его офицером, у одной из позиций. Позиции оборудованы были обычным для таких случаев кордоном из плетёных заслонок (набитых землёй и камнями) которые чаще использовались в боях, но тут было не мало часов, что бы организовать нормальный заслон, со всех сторон, ибо была информация о том, что у мятежников есть огнестрельное оружие. Вскоре лейтенант полиции, не привыкший видеть столь высокоуровневых ответственных лиц из самого дворца, с просьбой обратился к своему командиру. Тот сидел за столиком, который вынес ему хозяин трактира по соседству. Здесь под настилом карниза, он кушал прожаренного цыплёнка, на белой скатерти, запивая вином из бокала. Отстранёно глянув на своего подчинённого, потом протёр рот и махнул платочком.

- Пусть идут, на свой страх и риск. Только проверьте что бы при них не было мушкетов. - Он даже не посмотрел в сторону просителей и продолжил трапезу как ни в чём не бывало. Лейтенант вернулся к двум мужчинам, и передал разрешение, только попросил посмотреть на даму, что бы при ней не было мушкета.
Мушкета при даме, разумеется, не оказалось - хотя эта демонстрация самой себя, в полутьме, с потупленными глазами и лицом, полуприкрытым уже не капюшоном, а спадающей по сторонам лица тканью головного убора - заставила вспомнить, что в платье, где был устроен карман, припрятан крохотный пистолет аббата... вернее, уже епископа. И охранников с собою Аделита брать не собиралась. Чувствовала, что присутствие этих мужчин может только повредить.

Плащ она оставила - потому что в нем издалека не было бы понятно, мужчина или женщина идет, а так женская фигурка в темном платье, головной убор, похожий на те, какие носили послушницы в монастырях - все это не располагало к стрельбе без предупреждения.

Она шла к баррикаде, чувствуя, как на ней смыкаются взгляды множества глаз, и когда сама различила там, впереди, фигуры на этой груде невероятного хлама - подняла и раскинула руки, показывая, что у нее ничего с собой нет, и крикнула:
- Не стреляйте! Меня к вам пустили!
Оружие у некоторых студентов и впрямь было, хотя, в действительности не у всех, далеко не у всех. Эта конкретная баррикада, была не так высока, как та которая была на дороге к дворцу, здесь стояло не мало людей, с обречёнными лицами, но встречались и молодые школяры с совершенно вдохновлёнными лицами, но таковые отличались совершенно бедной, одеждой по ткани, хотя и хорошим кроем, и красными кусками ткани на поясах и других частях одежды. Они были и лучше вооружены, так как были явно готовы применить оружие. Поэтому другим пришлось из чуть ли не уговаривать не стрелять по бедной девушке приближающейся. К ней на встречу спустился смелый парень, доброволец что бы помочь ей перейти с одной из сторон баррикады, ведь в юбке сложнее идти через всякий хлам, и парень оказывал поддержку, проводя её внутрь.


- Спасибо, - она улыбнулась парню, перебираясь через хлам. В ботинках, тех самых, купленных близ рынка, сделать это было вполне возможно... туфельки она бы здесь моментально потеряла, а то и поранила бы ноги. - Я упросила начальника этих... - она махнула рукой в сторону полицейских, - чтобы пустил. Только смотрели, чтобы мушкет не пронесла, можете себе представить?.. Он так увлеченно сражался с жареной курицей, что от нее особенно не отвлекался.

Слыша это со стороны, один из парней, грозно смотрящих на неё, с баррикад (с красным обрывком ткани) сказал, уже с улыбкой.
- Мушкетов у нас с достатком, пусть страшатся, псы тирании! - Он весело сотряс мушкетом, чем поднял хоть немного дух себе и окружающим. Тот парень, что провёл её, с жалостью посмотрел на девушку и задал вопрос, бросив скептический взгляд на "бойцов" стоящих на баррикадах.
- Здесь не самое безопасное место, кто знает, сколько мы продержимся. Зачем вы здесь, мадемуазель? - Совсем молодой парень, лет 18-ти, всё же уже смотрел глазами, обречёнными умереть, с лёгким налётом теплоты и непонимания.
Аделита смотрела на них - и поневоле представлялось, что , может быть, не наступит еще утро, а эти живые лица станут мертвыми, холодными, неподвижными...
- Мне рассказали, у вас столько человек уже погибло, а ведь если так дальше пойдет, вас же всех здесь убьют.

Окрик девушки со стороны был неожиданным. И каково ей было увидеть юношу с темными глазами в которых теперь плескалась пустота. Он улыбался, но как-то вымучено и слабо. Из его друзей за спиной маячила лишь парочка.
- Какая птичка залетела к нам. Решили таки стать нашим голосом? - То был Арно. Человек который достаточно близко был знаком с подругой Аделиты. И тот, кто теперь сражался за свободу ради благополучия. - Смерть не самое худшее что может быть.
- Я же вас видела! - она не знала, что этот юноша - друг Анжоль, но мигом узнала его лицо. - Тогда, в библиотеке, и точно, вы ведь спрашивали про пение. Я так и знала, что вы окажетесь здесь! Ваши целы, или... уже кто-то... - она не договорила слово "погиб".
- Погибли. Несколько. Вам здесь не место. Улетайте. Несите весть о нас далеко. Пусть знают, что мы не сдадимся. - Он тихо засмеялся, поднимая девушку и закружив её. От него пахло кровью и порохом.
- Вы плохо танцуете, - Аделита дождалась, когда он опустит ее, и отстранилась. - Я не затем пришла, чтобы посмотреть на вас, пока вы живые, а потом узнать, что все вы мертвы.

- Вам того не изменить, голубка. - Оставляя её, он отходил спиной. - И да, я правда отвратительно танцую.



Один из юношей с красным платком, что-то сказал своему товарищу и спустился с баррикад. При нём всё-равно не было ничего, кроме топора, поэтому как стрелок он выступить не мог, и его можно было отправить, куда надо. Он обошёл компанию и бегом направился в сторону, где стояло несколько карет, сцепленных кругом, пробираясь между усталыми молодыми людьми.
Вскоре парнишка с красным платком достиг своей цели, и спустя несколько мгновений, он вышел из каре, оставленного из карет, как бы это не звучало, а вслед за ним вышел куда более взрослый человек в окружении ещё нескольких людей, его возраста. На нём был даже явно старый парик, потёртый серый жакет и простые брюки, слегка выцветшие, впрочем человек сей был далеко не беден. Бант-кокарда его был на груди, в красном цвете, и он решительно двигался в сторону компании, а из-за пояса торчал пистоль.
Слегка раздражённый, чрезмерно возбуждённый, парик его уже изрядно потускнел и слегка взлохматился, а в глазах... в его глазах царила настоящая стихия, буря если не сказать шторм. Он чувствовал на себе взгляды и больше всего он сейчас боялся не штыков и сабель полиции, больше всего он боялся разочарования своих сторонников, ибо в этом истинная гибель любой революции. Он вскоре добрался до небольшой компании, высматривая юную девушку. Слишком юна... пронеслось в его голове. Пятеро его спутников, выглядели куда более грозно, в своих шляпах, они были в чёрных потёртых камзолах, из хорошей ткани, и в руках каждого был либо мушкет, либо пистоль, а из-за камзолов виднелись рукояти кинжалов и коротких палашей.

Этого Аделита не видела - она смотрела на тех, кто был рядом, подошедших заметила, когда те были уже совсем близко.

- Я видела, пока шла, и слышала их разговоры. Там все оцеплено двойным кордоном, везде в городе заставы, все, кто можно, поднят по тревоге. Но полицейским самими небольшая охота драться с вами, вы-то герои, - Аделита вздохнула, - вы на смерть собрались, а им помирать неохота. Но что теперь вы будете делать? Ждать штурма баррикад, и чтобы вас всех убили? Может, я и дурочка, ничего видевшая в жизни, но вот что вам скажу: убьют вас здесь - и никого не останется из тех, кто может выйти за вашу "свободу-равенство-братство", зато весь город будет трястись от страха, вспоминая судьбу мятежа.

- У нас на баррикадах гостья, - человек в парике улыбнулся, стараясь не подавать виду печали. - Что привело вас сюда, дитя? Когда город отвернулся от нас, и от своей свободы? - Последнее сказано было им чуть тише, потому что он уже подошёл и остановился в паре шагов от девушки, упёршись в свою трость, которую он по привычке сейчас носил за спиной.

Юная королева не знала мсье Рабастана в лицо, видела лишь его портрет в одной из брошюр, но портрет чаще всего бывает мало похож на оригинал. Она всматривалась в него, поняв, что это кто-то из вождей восстания. Но кто именно?..
- Я хотела узнать, нельзя ли как-то устроить, чтобы вы все остались живы, - ответила она, всматриваясь в него. - А вы...? Я читала брошюры, но там были только гравюры с портетами...


Хоть он и был уже не молод, но не был стариком, и потому с лёгким флёром он оглядел баррикады мечтая, о том, что видя его в хорошем расположении духа, хотя бы его прямые соратники, слушатели его лекций, воодушевятся.

- Простите мою бестактность, день удался не самый спокойный, - он озадаченно мельком глянул на её руку, пытаясь определить, имеет он дело с мадемуазель или с мадам. Но пришлось обходиться скудной информацией.

- Меня зовут Жиль Регар Ферлемен Рабастан, все эти брошюры, иной раз зовут меня радикалом, но мои идеи просто чисты, и я лишь указываю направление к стремлению, нежели что-либо. Вариант, при котором ни кто больше сегодня не погибнет имеется, Его Величеству следовало прочесть послание обращённое к нему, но видимо вся придворная свита, слишком занята, что бы интересоваться гласом народа, пробивающимся через интеллигенцию городов. Мы требовали от Его Величества лишь соблюсти старинную, вековую традицию, которая не воплощалась уже пару столетий, созвать всесословное собрание. Как это бывало в тяжёлую годину, для нашей страны. Мы хотим, что бы он услышал вопль народа, и пошёл на уступки. Нельзя более горстке казнокрадов, удерживать за собой ещё и все земли страны, и давить буржуазию самым беспощадным способом, и уж тем более нельзя более помыкать живыми людьми, такими же как вы или я, из плоти и крови, работающими далеко от городов, не разгибающими спину, ради урожая и всей страны! Изменить всё это - святая обязанность короля, он же предпочёл зарыться в своей конуре, сжирающей всю нашу казну, зовущейся Ронтель, и попутно отдавать распоряжение отправлять наших сыновей на бессмысленные войны, ради чёртовых рудников чужой страны. - Он отодвинул полы жакета и во внутреннем кармане, лежала сложенная свитком бумага, которую достал Рабастан.

- Это манифест о правах человека, первое и главное наше требование. Управляя людьми, нельзя забывать что это люди. Сегодня кто-то из правительства, говорят сама королева позаботился о людях, раздавая хлеб, но видимо им там невдомёк, что лечить последствия болезни, как говорили мудрые врачи древней Номской империи, бессмысленно покуда причина болезни остаётся нетронута.

- Манифест о правах? вы позволите взглянуть?

Развернув свиток, Аделита шагнула поближе к одному из факелов - и пробежала написанное взглядом. Потом подняла глаза на своего пожилого собеседника.
- Вы представляете, что начнется , если принять этот документ, как закон? Ограничить власть короля... Все окрестные страны объединятся против нас, а если это, - она кивнула на текст, - будет осуществляться, это будет угрозой монархиям всех наших соседей. Угрозы со всех сторон, а то и вторжения. А дела Бертилии и так не слишком хороши.

Лёгкий взгляд, полный наигранной беспечности исчез.

- Из страха перед чужими тиранами, преступление - безропотно терпеть своих. Войны не избежать, стоит вопрос в том, будет она внутренняя, целой цепью бессмысленных и жестоких крестьянских мятежей, как то было в соседнем Габштерланде, или на фронтирах, внешней борьбой с врагом. И потом, в цивилизованных Габштерланде и Озикасте власть короля и императора сильно ограничивается и потому эта реформа - он указал на бумагу - никого бы не смутила, в мировом пространстве. Но смутит, если от дальнейшего бездействия, или унизительных полу-мер сверху, начнётся непрекращаемая крестьянская война, пусть на первых парах жестоко подавляемая войсками, но войска короля не безграничны и состоят, в основном из тех же селян, а потому вскоре, сопротивление властей иссякнет, но после стольких смертей, нация уже никогда не простит короля и сценарий ждёт куда более радикальный. Наша страна, на пороге апокалипсиса и это единственный спасательный круг. Самое гуманное и рациональное решение, среди альтернатив.

- А если вам сейчас, оттуда, - девушка показала в сторону полицейских полиций, - скажут: уходите, вас не тронут и никого не арестуют, а король созовет собрание... Вы разве поверите?
- Разумеется! Ведь если кто-нибудь из нас пострадает, а король вконец потеряет свою честь, не сдержав слова о собрании, всё это - он расставил руки оглядываясь по баррикадам - покажется детскими играми. В его же интересах услышать нас!

Аделита оглядела попристальнее ту груду ,на которой они стояли, среди которой было , как ни удивительно, великое множество разломанной мебели - и присела на один из таких стульев, что каким-то чудом держался в пригодном для сидения положении.

- Одна беда - он далеко. А пойди от вас кто-то парламентером, пожалуй, их командир и слушать его не станет. А у вас ведь еще и не только эта баррикада, говорили?..
- Если король столь беспомощен и слеп, мы и впрямь живые мертвецы. - В этот момент, в глазах его была холодная решимость. - Мы и он, когда голодная толпа разорвёт на куски его, и его двор. Гонцы революции уже скачут и топот их копыт, знаменует неизбежную гибель тиранов, сколь много крови для этого бы не пролилось.

С этими словами, видя, что вражеский парламентёр (видимо, имея конкретные инструкции, не совпадающие с требованиями восставших) сидит, не зная, что ей делать дальше, Рабастан разочарованно завершил:
- Вы можете уходить, дитя, никто не посмеет выстрелить вам в спину.

С этими словами, он развернулся и направился обратно к "вагенбургу" из карет.

- Мсье Рабастан! - поднявшись, громко сказала ему вслед Аделита. - Я попробую это устроить, но не знаю, что и как получится.

Он остановился и повернулся к ней лицом, как он думал быть может в последний раз видя и запоминая, милые черты лица этой молодой особы, явно сознающей необходимость революции. Он сделал лёгкий поклон головой и продолжил свой путь, уже почти ощущая груз сотен смертей молодых революционеров, что стояли здесь.

- Послушайте, все вы, - девушка повернулась к окружавшим ее молодым парням. - Мне так хочется любой ценой взять с вас клятву остаться живыми, но вы ведь все равно ее не дадите. У вас всех есть матери, сестры, может быть, дети... Я знаю, вы не испугаетесь отдать жизнь за свободу, но постарайтесь ее сохранить. Что ж... - она вздохнула, оглядев знакомые и выглядевшие сейчас фантастическими в свете факелов стены Оперы, что была совсем рядом, - боюсь, с тем расфранченным командиром-с-курицей говорить будет труднее, чем с вашим вождем.

- Очень надеюсь еще увидеть вас всех.

Даже удивительно, что спустилась с баррикады она без посторонней помощи, завязав длинный подол платья в узел у колен, чтобы не наступать на него при каждом шаге, и развязать его, спустившись. Платье, утром такое аккуратное и новое, успело приобрести вид, самый замечательный для конспирации.
Аватара пользователя
Eglenn
Активный участник
 
Сообщения: 3385
Зарегистрирован: Пн янв 16, 2012 1:59 am
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 70
Спасибо получено: 256 раз в 232 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Эйрис ап Эйлунд » Пт ноя 13, 2015 9:32 pm

За эти полные пару суток, Эрик вымотался и откровенно хотел спать, чем предупредив слуг с наказом будить только в экстренных ситуациях. Сквозь сон, он слышал, как в доме стоял шум и бедлам, и передвижения мебели, но его не беспокоили. Правда такая сказка продолжалась всего несколько часов, когда сперва Беатрис сообщили о беспорядках, но еще через сорок минут пришел еще один из слуг, и тот рассказал о бесплатной раздаче хлеба, которая была организованна чуть ли не монаршей особой.
Это Эрик уже пропустить не мог, и, одевшись, выглянул из комнаты, оценивая колоссальные изменения.
На ней было домашнее платье с длинными рукавами. Приятного изумрудного цвета. Обстановка в гостиной теперь вполне соответствовала её ожиданиям, что едва ли вызывало восторг у слуг. Она просто не могла оставить их в покое теперь когда на ней висел целый дом. Известие о беспорядках весьма удивило её и она замерла, давая людям вздохнуть облегченно. Но это длилось лишь пару минут, а затем хлопки в ладоши и всё началось заново. Командовать ей было не в первой. А потом Беатрис услышала про раздачу хлеба и работа встала. Девушка встретила брата в дверях и в её взгляде читалась решимость.
- Я с тобой.
Эрик осмотрел Беатрис и покачал головой. - Мы сидим дома, моя дорогая сестра. - То что там творится, обойдется без нашего участия. Ты уже обустроила нам гостиную, где можно отдохнуть? Умотался за эти двое суток, выше крыши. - Эрик действительно не собирался лезть в то пекло без приказа Сергиоса. А информацию ему и дроны могут сообщить.
Коротко вздохнув и прикусив неуверенно губу, девушка опустила руки.
- Да... гостиная готова. Как в прочем пара гостевых комнат. Можно попросить чтоб разожгли камин. - Слова "брата" невольно отвлекли её от мыслей о происходящем.
- Миледи, ну на что там смотреть? Народ бунтует, народ ест. Хлеб и зрелища в одном флаконе. Пускай разжигают, я спущу через пару минут. И пускай поесть принесут, мне ночью пришлось много прыгать по крышам. - И оставив Беатрис, он вернулся в свою комнату, переодеться. Спустившись через пять минут, он увалился на кресло и прищурился на девушку. - Не поверишь, но я ночью видел саму королеву в местных трущобах.
Кивнув брату и коротко вздохнув, девушка спешно направилась распорядиться о еде. Сейчас конечно они могли себе позволить скромный ужин с хорошим вином и мясом. Но Беатрис недавно уже подкрепилась. Всё же заниматься перестановкой голодной достаточно тяжело, едва ли думается о чем-то кроме кусочка хлеба. К моменту приходя Эрика, камин уже уютно потрескивал, а на столик в гостиной принесли поднос с тонко нарезанным хлебом, испеченным самой Беатрис. Она делала это за закрытыми дверями кухни, потому как кухарка едва не упала в обморок когда увидела хозяйку в фартуке. Дичь и фрукты принесли чуть позже. А кувшин с вином держала сама девушка.
- Королева и трущобы. Просто картина маслом. Весьма странно. И... я кажется сильно испугала нашу кухарку. Надо с ней поговорить.
-У нас уже появилась кухарка? Хотя о чем это я, ту народ за работу глотки рвет. - Поглядывая на мясо, он чуть-чуть высунул язык и провел им по губам в предвкушение. - Миледи, наш уровень этикета хромает и если узнает твоя дама, она сожрет тебя живьем... Ну, и меня наверное за компанию. - Он протянул бокал к девушке.- Вообщем у нас расклад небольшой. Я познакомился с несколькими людьми, одна из них оказалась приближенной к королеве - имя Рене. Более точное не смог узнать во время разговора, но что она Аристократка- это точно. Далее, я купил и восстановил несколько заводов и мы охватили несколько отраслей в столице. Хотя с этой революции, у нас могут быть проблемы с самим народом после, но думаю не сильно ударит по престижу. Что делать дальше, я даже не знаю.
- Мы можем пока отдохнуть. Я этим только и занимаюсь в последнее время. - Подхватывая бокал и отпивая немного вина, она задумчиво посмотрела в окно. В её словах была доля правды. Ей едва ли удалось сделать что-то существенное кроме заказа мебели в новый дом. Чисто женское занятие. - Так жаль что равенство здесь не приветствуется. Но судя по этой твоей Рене, она та ещё чертовка, раз ты с ней познакомился. Ведь не на светской же прогулки ты её встретил.
-А почему бы тебе не перебраться на корабль? Там ведь есть чем заняться твоему пытливому уму. - Эрик решил сменить тему с девушек на свои нужды, да и Беатрис было бы не так скучно. Он отпил вина и откинулся на кресло прикрыв глаза. -У меня к тебе вопрос. - Он приоткрыл один глаза, смотря на реакцию девушки- Ты сможешь в короткие сроки разработать сыворотку снижающей эффект иммунитета этих жителей? Я где0то читал тракт, в котором говорится что каждый организм в любом случай расположен к заболеваниям, но благодаря иммунитету не всегда этим болеют
Размышления её прервались довольно крутым вопросом.
- На корабль? Нет! - От одной только мысли что ей придется снова запереть себя в четырех стенах и быть далеко от всего казалась ей невыносимой. И всё же, Беатрис миролюбиво улыбнулась. - Тебе от меня не избавиться. Даже не надейся.
Проходясь по гостиной и останавливаясь напротив камина, девушка посмотрела на пламя. Оно было беззаботным и плясало в своём замысловатом танце. Следующие слова зажгли подобные огоньки в зеленоватых радужках. Резко повернувшись, она едва ли могла представить себе что может думать так быстро. Весь генофонд, каждый в этом месте от мала до велика были подвержены тем или иным болезням. Кто-то уже перенес и имел устойчивый иммунитет, кто-то просто едва ли задумывался что простая царапина может стать летальной.
- Пара дней. Может три. Всё зависит от того в каком виде будет эта сыворотка. Вода, слишком долго, да и не во всех местах она будет доступна. Вакцинация, слишком банально и длительно, к тому же заметно... Мне нужен биоматериал самого ослабленного организма и достаточно крепкого. Разброс довольно велик, но у каждого слоя свои болячки. Каждый носит в себе огромное количество бактерий и вирусов. Но как они действуют? Иммунная система. Вот что наш барьер. Лимфоциты, фагоциты. Т-клетки. Помешай работу одним и по цепочке сойдут с дистанции другие. Процесс обратим. - Рассуждая об этом она говорила то шепотом, то обращаясь к Эрику. Собственно в её речи было довольно много понятных фраз которые в целом обрисовывали ситуацию.
Эрик поднял руки в знаке защиты и рассмеялся. - На корабле оборудование, которое могло бы понадобится для моей идеи. Доза небольшая, должна вмещаться в дротик. - Он раздумывал о варианте обычной ликвидации, но тогда бы пришлось еще куча ночей не спать для таких дел.- Слишком много не нужных личностей мешающей механизму правильно работать. Взорви я даже местный дворец, я лишь вычищу не полностью систему... Предположительно. Это заставит испугаться и затаиться остальных крыс. -Он отрезал кусок мясо и положив себе в рот, зажмурился удивленно смотря на Беатрис. - Ого, это же кухня не местных, ты что? дала рецепты поварихе нашей?
Чуть покраснев и опустив голову, Беа вздохнула.
- Я же говорила что... напугала нашу повариху. Боюсь... она ещё долго проведет в постели. Я готовила всё сама, просила чтоб никто мне не мешал. Она никогда не видела чтоб госпожа так орудовала ножом, да ещё и ощипывала утку и сворачивала голову курице.
Уже не сдерживаясь, Эрик рассмеялся в открытую. - Дааа, сколько слухов пойдет, я даже представить боюсь. Пускай думают что это причуды нашего рода. - Отсмеявшись и закинув еще несколько кусочков еды, он прожевал, а потом кивнул. - Хорошо, что тебе может понадобится? Кровь? Слизистая? Сканирование тела тоже делать и каким оборудованием переносным?
- Достаточно крови. И... если бы в подвале можно было сделать мини-лабораторию. Для меня. Чтоб никто туда не ходил.
- У нас в подвале есть строительный дрон. Дай ему параметры которые тебя интересуют. Пускай работает ночью и в комнате где мы храним свою казну. Я туда разрешил только моему слуге спускаться, когда нехватка денег, но думаю ночью он не захочет ночью туда ходить.
Последний раз редактировалось Эйрис ап Эйлунд Пн ноя 16, 2015 9:31 pm, всего редактировалось 1 раз.
Пусть галактика горит огнём!
Изображение
Аватара пользователя
Эйрис ап Эйлунд
Инквизитор, занят ловлей еретиков
 
Сообщения: 1185
Зарегистрирован: Ср дек 28, 2011 5:23 pm
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 132
Спасибо получено: 168 раз в 130 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Sven » Пт ноя 13, 2015 9:32 pm

Вся поездочка колонеля королевской армии Керена, и впрямь вышла достаточно изнурительной, хотя и вполне себе в его духе и темпе – достаточно быстрой, учитывая сколько лье (условно) пришлось ему преодолеть. Его верный белый конь Гарден вышагивал рысью, а ружьё – загадочный высоко-технологичный подарок таинственного (представившегося так в ночь их знакомства) Сергиоса, представившегося на маскараде как Аристид, висло на плече всадника, стволом вниз, на драгунский манер. Лартан вёл коня лёгким шагом, во-первых потому что перед этим они шли рысью, и тут полковник стал узнавать предместья Клевура, их южную оконечность, а это значило, что сейчас ему стоило бы быть внимательным к дорогам, дабы добраться туда, куда ему следовало добраться.
По дороге, ему вдруг пришла мысль о том, как именно Сергиос смог договориться о создании его военного лагеря, ведь земли, тем более недалеко от столицы, были заняты разного рода аристократией, и очень частично Святой Церковью. Нужно было решить этот вопрос, дабы не возникало неприятных сюрпризов. Так, примерно к полудню, он выехал к развилке, и к его радости тут были указатели. Был поворот южнее, туда где по записке Сергиоса и располагался лагерь и где теперь, его новые офицеры должны были во-всю рекрутировать избранных, по критериям самого Лартана, а вот западнее от развилки был поворот к поместью, местного землевладельца. Туда и пустил он Гардена, замечая как перед поместьем, располагается небольшой посёлок селян.
За всю прошедшую ночь, она не минуты не оставалась в Клевуре. Как только карета с королевой скрылась, она отыскала того мальчишку которого попросила передать сообщение. Он стоял молча у стены и исподлобья смотрел прямо на неё.
-Сделал то что просила?
-Да. Они сказали что лошадь будет готова.
Отблагодарив ребенка и протянув ему ещё горсть монет, девушка поспешила в сторону выхода из города. Как ей и передали, конь ждал её степенно склонив голову. Эта прогулка дала Рене понять, что всё что она сделала, это показала себя с не самой лучше стороны. Арди верит ей? И после всего того что сделала подруга, продолжала верить. Это смущало и сбивало с мысли. В этот раз она старалась доскакать до поместья совершенно не жалея животное. Ей не хотелось ни думать ни что-либо делать. Вернулась она лишь к рассвету, когда люди уже проснулись и давно готовили всё для своей работы. Пролетая мимо мельницы, оставляя после себя брызги воды и волны, всадница спешила дальше. Кузница и пекарня остались позади. Двери в дом едва успели открыть и она спешилась. Холодные коридоры встретили неприветливо, так же как и управляющий, чьи мелкие черные глазки бегали в недоумении.
-Вы сказали что сообщите о своем приезде.
-Я передумала. Пусть мне помогут принести воды. - Анжоль едва ли хотела перекладывать на кого-то работу которую могла сделать сама, но сейчас сил почти не осталось. Она была безумно голодна и хотелось согреться в ванной. Но, как оказалось, те слуги что оставались здесь и являлись по сути жильцами, были не менее уставшими. А потому девушка довольствовалась лишь ведром воды, которое старая служанка смогла чуть подогреть на кухне. Все старательно отводили глаза и молчали.
Проспав достаточно долгое время, и проснувшись лишь к вечеру, девушка оделась в простую одежду которую одевали здесь крестьянки. Просто и удобно в работе. Волосы она покрыла белым чепцом и повязала на шею платок. Сегодня она хотела немного помочь в полях, а заодно вызнать как и что происходило в её отсутствие. У неё было к кому обратиться с этим вопросом. Те, кого она оставила негласными наблюдателями. Пусть на её землях всё ещё и оставались люди относящиеся к ней как к аристократке, со своей блажью, многие уже перешли на сторону Рене. Как оказалось, большая часть денег отданных на восстановление осела в кармане управляющего поместьем и его шайке прихвостней которых он привез уже давно, но едва ли кто-то мог сказать об этом, многие были запуганы. А потому, видя недовольство и озлобленность людей, Анжоль выйдя на поселковую площадь ударила в колокол, призывающих всех собраться. Разговор с крестьянами предстоял трудный. К тому же по её приказу, кузнец с парой помощников отправились за упраляющим, которого скрутили и привели на площадь.
-Мои предки гордились этой землей, которая кормила многие поколения наших семей. Многие из вас прожили здесь так долго что едва ли помнили кто был первым. Вы жили здесь испокон веков, и с приходом моего отца получили легкую вольность. Мы так же отдавали часть посевов и продуктов. Но вы питались и не знали невзгод. Эти земли никогда не теряли своего охранителя. Смерть Кайлена в предыдущий бунт наших соседей подточила наши силы, нашу веру в лучшее. Мы пережили голодный год неурожая. Мы истребили крыс которые поселились в наших амбарах. А теперь, когда наш покровитель снова появился, мы нашли средства помочь себе. У Фила появились инструменты, началось восстановление мельницы. Но что я узнаю. В наших рядах завелись двуногие крысы. - Цепкий ледяной взгляд впился в управляющего, имени которого Анжоль едва ли помнила, да и вспоминать не хотела. - Его бесчестье и безнаказанность покрывает позором всю семью. Скольких он успел обделить? Сколько людей пострадало из-за его беспечности.
Со всех сторон поднялся ропот и мужчина сжался в руках своих охранников. Он смотрел с ненавистью. Со всем презрением, с которым только может смотреть ничтожный человек. Он смотрел на свою леди, одетую как крестьянка и видел простую девчонку которая зарывалась. До него доходили слухи о всех выходках маркизы, но он едва ли верил. Просто глупый ребенок и не больше.
-Вы не сможете ничего сделать. Вас накажут за самоуправство. Я требую честный суд.
-Вы признаете свою вину, мьсе? Что годами обирали этих людей. Запугав их и заставив молчать перед той кто всегда боготворила вас. Верила вам. Вы знаете какова кара за обман того кому служишь.
Во всей деревне не было ни души. Каждый собрался на площади возле колокола и смотрел на Анжоль. Каждый, от мала до велика с хмурыми лицами слушали её. И в каждом разгоралось пламя.
До самого поместья дороги было несколько часов, по этим землям и солнце уже прошло свой зенит, то и дело скрываясь за облаками. Размяв плечи, прямо на коне, Лартан задумался над тем, как порой тепло бывает в его посёлке, на юге Бертилии. Что бы прибыть ко двору поместья, необходимо было заехать в посёлок и проехать через него, как и шла дорога, поэтому полковник повёл коня туда. Вокруг на удивление не было селян, конь наступил в лужу и мысли об отсутствии селя сменились мыслями о порохе, ибо дождь, который тут явно шёл ночью, всегда - верный промах даже для отменного стрелка, но с новыми ружьями.... Тут ему в голову пришло, что новые ружья теряют недостаток зависимости от погодных условий, в связи с тем, что порох сокрыт в капсуле патрона.
С этими отстранёнными от окружающего пространства и событий мыслями, колонель выехал к главной площади посёлка, и здесь-то он и обнаружил всех селян. Далее, он видел картину удивительную, ибо как ему показалось, селяне сейчас судили какого-то мсье, одетого впрочем не многим лучше - больше похожим на горожанина, буржуа. Чтож, картина не удивительна, для нынешних времён, рано или поздно такое произойдёт везде и повсюду, подумалось Лартану и он остановил коня. Вглядываясь издали, из за спин крестьян, на происходящее действо. Он бы вмешался, будь он преданным роялистом, однако Керену было любопытно, на что способен суд селян. К тому же, активная селянка, которая судя по всему этот суд вела, что тоже по своему изумительно, учитывая, что она женщина, кого-то сильно ему напоминала.
-Если об этом узнают в Клевуре, вас казнят! - Страх. Вот наверное как можно было назвать всё это. Человек боится, когда к его горлу подставляют нож. Человек цепенеет, когда в ночи приходит смерть и её шаги уже слышны по полу дома. - Вы ничему не научились с прошлого бунта. Остались глупой девочкой которая игралась со шпагой.
Анжоль смотрела на него без единой эмоции. И если раньше она готова была заглядывать в рот прекрасному человеку, который едва ли смог бы подвести отца. Пока тот был на коне и при нем была его честь дворянина. Те времена прошли. Отец был стар и едва ли мог выходить из Левлита. А со смертью единственного наследника которому был интересен мир за столицей, земли пришли к упадку. Не без алчной руки.
-К чему приводит наглость, которая забирает всё что плохо лежит. Вам доверили всё самое дорогое что было у семьи Латур и вы даже это пытались уничтожить. А после смерти землевладельца продали бы всё с молотка, как и задумали? В подвал его. А завтра на рассвете я вынесу приговор. - Её рука взметнулась вверх, призывая всех к тишине. - Если у кого-то есть что мне сказать, я буду в кузнице.
Анжоль входила в эту кузницу не раз и помнила как всё здесь изменялось со временем. Но всегда здесь был жар от которого шевелились даже волосы. Сейчас здесь были лишь подмастерья, которые собрались кучкой у наковальни и рассматривали новые инструменты которые утром принес Фил. Анжоль помнила как в прошлый бунт он стоял с её братом в одном ряду и как потерял глаз. Тогда же он потерял семью. Не успел добраться до дома. Всех повесили и насадили на колья. Когда он вернулся, Рене отошла к горну, всё ещё глядя на пламя и слыша как кузнец разгоняет своих учеников, принимаясь за работу.
-Вам здесь не место, госпожа. Шли бы вы... к женщинам. - Он не был с ней груб, скорее немного суров. Винил ли он девушку во всех бедах или же таковым был всегда, сейчас она не знала. Однако возразить ему едва ли успела. За спиной послышался чужой голос. Обходя горн, так, чтоб пламя освещало её лучше, а заодно и чтоб видеть вход, девушка замерла. - С чем пожаловали?
Расстегнув верхнюю пуговицу своего кителя, с высоким воротом, Лартан бросил взгляд в печь, а потом на деву, которую в общем и целом планировал тут увидеть.
- Только что я стал свидетелем прелюбопытнейшего действа, - он метнул взор на её руки, - мадемуазель - он всё ещё сомневался в том, что она селянка, и такое вот обращение, было отличной провокацией-проверкой. Лартан сложил руки за спиной, и глядел чуточку исподлобья. Но девушка показалась ему чертовски привлекательной и вот, в глазах маленького капрала загорелась поистине южная страсть.
- Не расскажите мне, о предыстории, а то я боюсь успел лишь под занавес. - И вновь полу-улыбка коснулась его лика.
Фил лишь покачал головой и рукой указал Анжоль на выход.
-Идите. Нечего мне здесь мешать своими разговорами. - Он не старался скрыть того что вместо глаза зиял белеющий провал, но всё равно опустил голову когда девушка проходила мимо. Держа в руках свой чепец и делая книксен, она лишь коротко улыбнулась. И выходя на свет улицы, Анжоль едва ли повернулась, лишь чуть склонила голову чтоб видеть собеседника.
-Вы видели то, что давно уже следовало сделать и явно не мне. Здесь мой дом, их дом. Они защищали её в прошлый раз, а управляющий посмел без ведома отца моего брать лишние поборы. - С последним словом Анжоль повернулась чтоб видеть незнакомца. - Кто вы, и что привело вас сюда?
Что-то неуловимо знакомое ей показалось, но девушка едва ли придала тому значение. Сложив руки перед собой в замок, она склонила голову и улыбнулась.
Обычно, люди не слишком наблюдательны в отношении других людей, ведь столь многие встречаются нам в этой жизни, но только это не касалось самого колонеля. Этот молодой чёрт из табакерки, был крайней степени дотошен к деталям, и теперь, пропуская девушку к выходу, он рассмотрел её лучше всего. И на свету и с разных ракурсов. Сомнений почти не оставалось, да и Керен не был из тех, кто долго сомневался, ибо строил свои предположения на основе рациональных расчётов, как ему казалось, а потому в себе и своих суждениях, он был уверен. Слова же юной красотки, лишь подтвердили её аристократическое происхождение, и причастность к семье, управляющей этой землёй, но главное – это подтвердило возможность присутствия этой девушки, на том балу-маскараде, и теперь всё сходилось в одно. Её комплекция, тонкие черты её лица, в частности и особенности нижней части лица, шея, и даже голос. Не сказать, что бы Керен запоминает всех, случайно повстречавшихся ему красавиц, но тех, кого он буравил взглядом точно штурмующий генерал, рассматривает вражескую крепость на предмет ловушек, он запоминал на долго. В особенности тех, кого этот колонель так и не покорил. Она же явно не узнавала его, ну или делала вид, что не узнавала. Продолжая улыбаться, Лартан прошёлся за девушкой и, когда она пояснила ситуацию здесь происходящую, ответил.
- Значит вы дочь, хозяина этой земли, владельца Левлита. Позвольте представиться, Лартан Керен, колонель королевской армии. – Договаривать о том, что под его управлением, сейчас не было ни одного королевского полка, колонель (полковник) не удосужился, впрочем сейчас это было ни к чему.
- И здесь я, по некоторым делам этих самых земель, - он бросил беглый взгляд вокруг, которым обычно просматривал поле сражения, перед оным.
-Месье Лартан. Мне очень приятно. Миледи Анжоль Рене Латур. Что до титула, то я его не люблю. Едва ли теперь это важно. - Вздыхая и глядя в ту сторону где располагался Клевур, она словно сердцем чувствовала тревогу. Странную и щемящую. Она оставила всех своих друзей, просто потому что испугалась. Не встречи лицом со смертью, а того, как изменится всё вокруг. Как кровь испачкает прекрасные платья. Но в городе всегда найдутся те, кто будет защищать свободу, а здесь в предместьях может легко начаться неразбериха которая уничтожит то, что наживается таким долгим трудом. - Вы не подумайте, я вовсе не в ссылке. Просто решила сделать то, что давно должна была уже сделать.
О том, что его интересовали земли, Анжоль едва не прослушала, но поняв, резко повернула голову, внимательно глядя на собеседника.
-Едва ли они сейчас чем-то притягательны. Мы собираем последний урожай и готовим землю к отдыху. Колонель, к чему она вам? - Теперь, когда она была без веера, когда в волосах не мерцали камни и перья, она чувствовала себя куда уверенней. Так же как и вчера, без лишних мыслей она едва не убила мальчишку. Да он наверняка уже скончался, в бреду.
Словно в маленькой круглой, чёрной гранате славного гренадера, сочетается вся разрушительная её мощь, так и в этом полковнике сейчас бурлила какая-то невероятная страсть, причиной которой впрочем была не только прелестница, мало ли их на белом свете, тут было другое. Лартан Керен всегда был сгустком чего-то такого, он всегда был неуёмен, и учителям королевской военной академии оставалось лишь удивляться, как эту энергию, он умеет рационально распределить, проявляя редкую усидчивость в занятиях. Но всё же, энергия не раз проявлялась в гордости, что приводило к скандалам, в академии, когда Лартан указывал прямо в глаза опытным старым офицерам их недочёты и нелогичности. Не часто, но порой он иногда даже оказался и правым. Всё-таки обычно, он считал недочётами те или иные моменты по тактике, не имея полноты знаний, но иногда он указывал на недочёты, над которыми до сих пор бились в генеральных штабах мира. В любом случае, такая страстность в жизни вообще, не нравилась преподавателям, поэтому они «сбагрили» его сдавать экзамен преподавателю, который славился малым количеством выпускников, и колоссальным количеством не сдавших. То был преподаватель Готьен Жиль Лебэр, грандиозный философ, просветитель и математик, личность крайне неординарная, и таковую личность он углядел и в молодом студенте, будущем офицере, на которого было много жалоб, словно бы он был каким-то повесой. В любом случае, тогда Лартан с отличием сдал экзамены, с первого раза но сохранил эту свою кумулятивную взрывную энергию, кумулятивную лишь потому, что он умело её направлял туда, куда было нужно.
Практически незаметным и быстрым движением он подцепил ручку девушки, по которой можно было тоже сказать не мало о её «аристократичности» даже без её слов. Нет, конечно же эта рука не была мозолистая рабочая, как у многих её подданных здесь, но она явно знавала нечто большее, чем дамский веер. Подхватив её, далее Лартан двигался уже грациознее и склонился в поцелуе руки прелестной дамы, после чего, с улыбкой истинного дьявола произнёс.
- Моё почтение, мадемуазель «Пророчица». – А потом наигранно поправился, - ах простите миледи Рене Латур.
С этими словами, полковник выпрямился, продолжая вглядываться словно бы в глубины её глаз, с острой пронзительностью.
- Ваша земля, земля вашего отца… весьма не плоха, видели бы вы землю моих предков, впрочем она сейчас под оккупацией изорцев, уже около восьмидесяти лет… - В этот единственный миг, его постоянная страстный вид, с до неприличия пристальным взглядом, улетучились на мгновение, потому что он вспомнил о своей семье, которая говорила на диалекте изорского языка, далёком для понимания в Бертилии, Эдозаре и даже в других землях самой Изоры. Но прежний Лартан, вернулся в следующее же мгновение и продолжил свой монолог.
- Я хочу предупредить, о том, что на вашей земле был выстроен военный лагерь, в двадцати пяти километрах отсюда, - он резким движением указал на юг-юго-восток, - в этом лагере – тут уже гордость попёрла, - я собираю первую национальную сводную роту, провожу маленький эксперимент, если угодно, набирая людей в офицеры не по происхождению, а солдат не по пьяной лавочке, а только тех, кто есть лучший солдат. В любом случае, - а тут он понял, что немного занесло, но как же не похвастаться своими успехами перед прекрасной дамой, объектом вожделения, - я посчитал, что вам необходимо знать о том, как используются ваши земли, если конечно раньше вы не получили уведомление об этом.
Фарс, забавность момента были сейчас весьма странными. Здесь, на площади среди обыденного гомона рабочего люда. Глядя на то с какой грациозностью целуют ей руку, она удивленно посмотрела на мужчину, а затем её ресницы распахнулись в неподдельном ужасе. Нет, не то, чтоб она так боялась за свои знакомства или за то что её узнали. И совсем не обаяния колонеля испугалась она.
-Воистину вы дьявол. Я была права. Не зря мне мерещился порох. - При всей своей собранности, она огляделась и поняв что едва ли кто-то обратил внимания на это всё, она задержала дыхание и сжала свои кулачки. - Но порой мы снимаем маски там, где в действительности их носим...
Волосы подхватил ветер и словно заигрывая закрыл часть лица девушки, от чего ей пришлось коснуться пальцами волос.
-Военный лагерь на моих землях? Что ж, если это послужит Бертилии, пусть будет так. В последнее время слишком много стало меняться. - Чуть растеряно, Анжоль продолжила свой путь, направляясь к просторным полям, с обрезанной пшеницей. Столь неожиданная встреча, спустя столько времени после маскарада. Да ещё и в такой необычной обстановке. - Лучше зовите меня просто Рене. Мне так куда привычней. И раз вы здесь, значит можно не опасаться, что обезумевшие от свободы люди начнут сжигать всё на своём пути.
Позабавленный реакцией и уже явным узнаванием, со стороны миледи, Лартан следовал за ней, идя рядом, держась за спиной за свои перчатки. Он с наслаждением любовался красотой этой благородной девушки. Усмехнувшись её словам, Керен заметил.
- Ах поверьте, я не позволю народу загубить столь благородный цветок, как впрочем и нашу страну. Свобода, не может быть абсолютно безгранична, - он повернулся в сторону их похода, туда куда шла девушка, а конь Гарден, привычно шёл в нескольких метрах от них за спинами, уже слишком привыкнув к своему хозяину.
- И потому из всего этого, обязательно должен родиться закон. Закон есть и сейчас, но как вы верно заметили, многое меняется и нужен новый закон, более справедливый и созидательный, вы не находите? Впрочем, о чём это я, полагаю, вы вполне согласны с подобным мнением, по крайней мере в отношении большей справедливости, судя по тому, что вы здесь делаете. – Это было воистину в его стиле, отвечать за людей, хотя и не отменяло их собственных ответов.
И вновь его взгляд вернулся к созерцанию, а мысль к вожделению, и потому язык издал следующее.
- Рене, а не хотите ли проверить мои слова и проинспектировать, то что происходит на ваших землях? – Каждое его движение сейчас, было как и всегда точным и он уверенно чувствовал себя идя по неровной почве, в конце концов поля сражений бывают порой куда трудно-проходимее.
- Наша страна сейчас как девочка которую толкнули в грязь. Она плачет и сердце её разрывается болью и обидой. - Как же хотелось спасти ей то что осталось прекрасного. Но всё было тщетно. Сможет ли Волк и его род, о котором он говорил... Быть может и да. - Я весьма согласна... с вами, месье.
Останавливаясь на перекрестке и глядя на дороги которые были изъезжены множеством лошадей и колес. Перепутье всего. Говорили что такие места хранили чужие тайны. Мистификация глупых предрассудков. Уловив предложение мужчины Анжоль отметила что и сама подумывала об этом. Её с той самой секунды как отметила бредущую за ними лошадь.
- Я только об этом подумала. Владения моего отца всегда были довольно обширны, но мы давно не объезжали их. С тех пор... с тех пор как моего брата не стало. Но у меня нет лошади. - Лукавая улыбка через плечо и девушка, повернулась лицом к Лартану. - Боюсь мне придется попросить вас исправить этот недочет.
Когда они остановились, Лартан отметил про себя этот перекрёсток, невольно разум уже обрисовал, как это место выглядело бы с высоты птичьего полёта, на которую сам он поднимался лишь однажды, на чуде науки – воздушном шаре, часто использовавшимся для разведки вражеских диспозиций. А то как место выглядит с такой высоты, (высота ограничивалась канатами, за которые обычно с земли солдаты удерживали такой разведывательный шар), так и выглядит оно на карте, и именно карту, сейчас видел колонель. Со всем, даже малейшим обозначением высот, ибо высоты в строевом бою, значат не мало, за незначительный бугорок, можно спрятать целый полк солдат, от вражеской артиллерии до 6-ти футов, остальные пушки справятся навесом, а вот эти «малышки» вынужденные бить прямой наводкой, буду забрасывать ядра высоко в воздух рикошетом от холма.
И прямо одновременно со всеми этими измышлениями, как бы оно не выглядело странно (сочетание столь не сочетаемых вещей и параллельные мысли), умей собеседница читать мысли, Лартан уже представлял некоторые сцены, и всячески восхищался про себя потрясающей компанией, воистину – думал он, - не зря он решил отправиться сюда, прежде чем посещать лагерь. Снова лёгкая улыбка и офицер надел свой головной убор и бросил взгляд на своего боевого коня.
- Этот конь, Гарден, прекраснейший образец настоящего боевого коня, мне он достался совсем молодым но уже используемым жеребёнком, достался в наследство от одного потрясающего генерала… - человек о котором говорил Лартан, воистину пользовался восхищениями молодого офицера, и это было видно, - генерала вражеской армии. – Тут скользнула тень уважения перед поверженным противником, но она проскользнула лишь на миг, уступая вновь его лёгкой улыбке и страстному взору.
- И поверьте, он без труда справится и с двумя, даже после длительного перехода в спокойном ритме.
Он поднял руку в сторону коня и сделал жест рукой, как бы подзывающий. Конь не слишком понимая, но видя, что к нему обращено внимание подошёл ближе (так это обычно и работало, хотя внешне могло выглядеть, как будто конь жутко понимающий, на деле же Гарден был слегка контужен, и был далёк от идеала). Полковник взял его за поводья и подал руку девушке.
- Не волнуйтесь, он к тому же и невероятно спокоен, годы военно-полевого опыта и пушечной стрельбы, в особенности.
Она аккуратно коснулась крупа Гардена и погладила его. Рене любила лошадей и знала, как порой им приятно такое вот прикосновение. Тихое, мягкое.
- Ты красавец, Гарден. Ты красавец. - Поворачиваясь к Лартану, она снова улыбнулась. - В таком случае леди готова ехать. Мне весьма интересно на сколько обширны мои владения, раз мне так никто и не сообщил о том что тут располагается целый военный лагерь.
Лартан с особым наслаждением ловил её взгляды, и взяв её за ручку помог ей влезть в седло, сам же, он довольно юрко перекинул поводья через голову коня, и не менее юрко и ловко, вскочил на коня позади девушки. Всё же три года офицерской службы (не считая обучения в военной академии), два из которых в полках сугубо кавалерийских давали о себе знать, и ему было комфортно даже сидеть на подстилке, пусть даже седло он и уступил даме.
- Боюсь вам придётся слегка пережить неудобства, моё седло не предназначено для дам, - левой рукой он крепко держался за поводья, касаясь спины девушки, а правой, он обхватил её за талию, слегка прижав к себе.
- Я вынужден вас слегка подстраховать, по этой причине. – В его глазах же, этот очередной фарс, выдавала вся страсть, ведь в этом положении, они едва ли не были в объятиях.
- Мы поедем очень аккуратно. – Он говорил спокойным тоном, не громко, но всё же уверенность, с которой говорил мужчина, была непоколебима, словно сам Лартан под артиллерийским огнём. На мгновение он замер чуть опустив глаза, к её шее и вновь поднял их к глазам, после чего быстро проговорил.
- День за столетие, - он пустил коня аллюром придерживая леди. Её волосы так и пьянили молодого офицера, впрочем лишнего сейчас, он себе не позволял.
Таким вот образом она каталась только с отцом. Но ей в то время было шесть, и удержать её в седле было куда проще. Однако даже сейчас в этом не было проблемы. Разве только со стороны могло представиться немного иначе. Но ведь Анжоль не похищали, а значит всё было нормально.
- Я редко пользуюсь седлом для дам, так что не страшно. Мой Аслан к сожалению остался в Клевуре. - Прикосновение к талии заставило её чуть вздрогнуть и задержать дыхание. Не то, чтоб её смущала такая близость, но было странно именно сейчас находиться в объятиях едва знакомого человека. Вглядываясь в его глаза, и едва не потонув в них, Рене вспомнила другого человека. Который теперь был весьма далек от неё. - У меня всё осталось в Клевуре. И подруга тоже.
К удивлению Лартана, эта девушка и впрямь достаточно уверенно чувствовала себя в седле. Отчасти это объясняло её вполне матёрые, но в тоже время нежные и манящие ручки. В связи же с его привычкой, постоянно держать военную выправку, плечи колонеля были чуть расправлены, а грудь выпирала вперёд, и из-за этого, придерживая её за талию, он ощущал грудью её тело, и о как это сводило с ума от страсти, но как и прежде, мощные разрывы несравнимой ни с чем внутренней энергии (подобные на вид - циклонам, когда смотришь на них из космоса) он направлял в строго рациональные мысли, сейчас кружащие вокруг соль прекрасной особы.
- Отчего же вы так говорите о столице, словно бы вы покинули её навсегда?
- Это не имеет значения теперь. Хотя... - Повернув снова голову и глядя на лицо Лартана, она чуть улыбнулась. - Гражданин путник всё же нашел свою дорогу. И сколько граждан сейчас наверное ищут её в толпе. Крича безумно... Вива ля Бертиль!
Она задохнулась от собственных слов. Словно голос предал её. Анжоль должна была быть там. С алым флагом развевающимся над баррикадами. А вместо этого сбежала в предместья, испугавшись того как хладнокровно убила человека.
- Мне нельзя в столицу. А если и поеду, то не одна.
Прочувствовав дрожь в её голосе, Лартан уловил сочувствие словно антенна, и запечатлел сей момент, запоминая её негодование. Девушка явно говорила иносказательно, но колонель уловил, или думал, что уловил то, что читалось здесь между строк. Он так смотрел на неё сейчас, словно бы пытаясь заглянуть ей в душу и проконтролировать потоки идущие там, впрочем он обожал в целом, прекрасную половину человечества именно из-за этой сумбурности во всём, и в том числе в делах столь важных.
- Ужели ваше сердце, сейчас так стремится туда? Полагаю, сойдутся в толпу, остальные граждане очень не скоро. Ведь сейчас, это совершенно бессмысленно, по всем моим расчётам. – Ему доставляло какое-то извращённое удовольствие рассуждать, на те же важные темы, и в тоже время каждый свой вдох, ощущать сладострастно, будто бы вдыхая ту же душу прекрасной Рене. Практически невольно, пока он говорил, рука которая облегала её стройный стан слегка напряглась, отчего он чуть плотнее ощутил теплоту её тела. Но это, было будто бы связано с неким бугорком который перескакивал конь, и в следующий миг, колонель ослабил хватку, впрочем его лёгкая улыбка, даже не передавало тот демонический оскал, который пронёсся в его мыслях при этом.
Стоило ли остеречься, принимая приглашение того когда сама лично окрестила дьяволом. Милая же подбиралась компания. Волк, дьявол и королева. Один другого краше и все несли какой-то свой тон.
- Научите меня сражаться и тогда я смогу туда вернуться.
- Ах стоит ли утруждать эти ручки весом оружия… впрочем, - он на мгновение глянул перед собой, вечер обещал быть занятным, - вы ослепительны в образе хозяйственной управительницы своего селения, обворожительной провидицы под маской, уверен вы будете столь же бесподобны в образе воинствующей девы, подобно тем воительницам из мифов древней Номской империи.
Прядь её волос коснулась его щеки и как же это взбудоражило Лартана, лишь дыхание помогало ему сдерживать порывы… это было ещё с самого детства, когда он жил в родительском доме, в окружении оккупации, изрядно затянувшейся на многие десятилетия, в периоды волнений его мать, научила дисциплинировать свои мысли и чувства, через строгий темп дыхания. Со стороны, это не было заметно, но оберегало Лартана от множества опрометчивых поступков, оставляя место лишь решительным действиям.
От его слов об ослепительности хотелось смеяться. Столько подобных слов она читала в письмах и всегда отвечала вежливым отказом. Анжоль не задирала нос, не кичилась своим титулом, который наверняка бы перешел её супругу. И даже при дворе, она не раз являлась темой сплетен и всеобщей ненависти за то, как игнорировала правила. Всего раз или два за сезон балов она появлялась среди знати и при этом всегда оставалась в обществе только одного человека. Это был мальчишка с другим менталитетом и выглядевший как чужестранец. Темные глаза, чуть смуглая кожа по сравнению с Бертильцами.
- В роли воительницы мне пришлось побыть однажды... О, как же это было прекрасно.
Слова девушки, несколько удивили Лартана, впрочем он не слишком серьёзно к этому отнёсся. Так, спустя некоторое время, они наконец добрались до лагеря, впрочем уже издали, за невысоким частоколом лагеря, колонель кое-что заприметил и реским жестом руки, держащей поводья, в сторону него обьявил.
- На повезло, попали ко времени, прямо на вечерний развод!
И впрямь, когда они подъехали чуть ближе к лагерю, было заметно, как на песчаном плацу стройно вышагивали верховые ряды драгун. За сим действом, внимательно следил капитан Мерион, сын трактирщика и друг Лартана. Увидев колонеля, да ещё и в обществе дамы, он решительным образом захотел обратить на себя внимание обоих, в равной степени: красотки и начальства. Выведя коня перед строем он встал в "свечу" и сняв шляпу, высоко поднял её над головой. После чего прокричал команды.
- Ровнение на право! Вив ля Керен!
Он был как всегда горяч, немного льстец и большой любитель красивых жестов. А ещё он был счастлив стать офицером, ведь в королевской армии, с его происхождением, ему этого не светило. Мерион улыбался, а драгуны по команде салютовали въезжающему в лагерь командиру. Со своей лёгкой улыбкой краями губ, Лартан направил коня в сторону штаба, который явно выделялся, будучи домом, на фоне солдатских шатров. У всех была форма и аммуниция, и в стороне, под надписью "склад", даже стоял обоз, это значило что Сергиос дополнил распоряжения Лартана и сделал это исходя из рацио, что несомненно понравилось полковнику. Но не один капитан Морион имел свой неповторимый стиль и особенности поведения, в этом лагере. Лартан так же питал тайную любовь к красивым жестам и безрассудным поступкам, тем паче, в присутствии дамы.
- Откровенно говоря, я и сам впервые в моём лагере. До этого я ездил по всей Бертилии, собирал лучших из лучших офицеров. - С этими словами, прямо на коне, он въехал в дом, благо потолки первого этажа, этого двухэтажного домишки, такое позволяли. При этом ни один мускул на его лице не дрогнул, потому что этот человек мог бы и во дворец короля заехать, словно тот был конюшней. А всё потому, что видя ценность лишь в людях и их конкретных способностях, остальное он воспринимал, как милую но не обязательную мишуру, которую легко приобрести, при необходимости: деньги, дворцы, титулы... Война, дала ему однажды важный жизненный урок.
- Здесь не плохо всё обставлено. - Заметил он оглядевшись.
- Я вполне доволен.
Sven
underground master
 
Сообщения: 5967
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 3:22 pm
Cпасибо сказано: 306
Спасибо получено: 436 раз в 334 сообщениях

За это сообщение пользователю Sven "Спасибо" сказали
Джулия Кори

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Eglenn » Пт ноя 13, 2015 9:49 pm

Возвратившись, Аделита присела на первый подходящий мешок, чуть в стороне от полицейских, от их голосов, слов, разговоров.

... Не с кем здесь посоветоваться, решительно не с кем. Был бы хоть кто-то из понимающих и знающих ее секрет. Она может уйти и оставить все, как есть... ничего не предпринять. Что будет тут? Рано или поздно на баррикадах у кого-то сдадут нервы, он сорвется, это может стать поводом к бойне. А если и не так, вскоре баррикады будут снесены вместе со всеми их защитниками.

Письмо от королевы... Здесь его не напишешь, нужно писать на гербовой бумаге, удостоверенное печатями, печатью кольца не заверишь такое письмо на клочке бумаги - усомнятся, скорее заподозрят ее слуг в измене и подделке. А у дворца - баррикады, впрочем, пройти через задние дворы, с черных ходов, наверняка можно, затем - посланника сюда... Но всё это - долго. Что же делать?.. Уставшие за день от непривычной беготни ноги начали ныть, в наступившей ночи становилось еще не холодно, но довольно зябко. Каково всем этим крестьянам, рабочим и прочему люду работать все дни напролет?..

Но вскользь Аделита отметила, что донимавшей ее весь последний год серой скуки, заставлявшей спасаться в развлечениях (не очень-то помогавших), словно не бывало. Лица юношей на баррикадах со всей отчетливостью стояли перед глазами - не напудренные маски с любезными, но такими пустыми речами, а живые лица, в глазах нечто такое, словно герои старинных легенд сошли со страниц.

Воля и решимость - вот королевские качества. Сколько трактатов посвящено этой теме!.. Правда, речь в них шла о завоевателях-мужчинах, но ведь знал мир королев, не уступавших мужчинам ни в отваге, ни в делах правления. Как сказали бы те женщины из предместий... сидя, дела не высидишь.

Она решительно поднялась, поправила плащ и направилась к офицеру, с которым говорила прежде.
- Мне нужно увидеть вашего командующего. Безотлагательно. Есть, что ему сообщить.

Офицер удивлённо посмотрел на девушку, но узнал её, это была та самая "какая-то шишка" из дворца. Он глубоко вздохнул и отложил котелок с собственным ужином, в виде бульона и багета, который продавался, в том самом трактире, который мсье генерал-лейтенант, избрал своим штабом. Полицейский прожевал еду и сказал:
- Прошу за мной.

Он повёл девицу внутрь, где, над картой города Клевура, с фигурками на ней и бокалом вина в руках, командир полиции Клевура размышлял на тему грядущего штурма. Он выглядел, да и был, больше даже не франтом, а нарциссом, да ещё и с собственной философией относительно своей профессии, должности и подданых Его Величества, горожан, в которых этот неординарный человек видел своих "младших неразумных детей", тогда как полицейские для него были "старшими разумными детьми". Кумиром для него, и об этом даже ходили шутки, был дед нынешнего короля. Подняв беспристрастный взор на даму, он разочарованно достал табакерку и понюхал табаку. Чихнув пару раз, он протёр глаза от слёз шёлковым кружевным платком с вензелем, вышитым золотыми нитями.

- Это вы, как ваш поход к мятежникам, они уже готовы сдаться?
Тон его голоса был слегка высокомерным. А чуть в стороне стоял огромный человек с изуродованным шрамами лицом, в местами порванном кителе полиции, но с закатанными рукавами (как никто другой не носил) и непокрытой обритой головой. В руках этот монстр держал дубину с торчащими гвоздями, и источал не самое приятное амбрэ, в котором с лёгкостью угадывался терпкий запах запёкшейся крови. Генерал-лейтенант с великим трудом терпел этого человека с совершенно звериным взглядом, словно сошедшего со страниц сказаний о гладиаторах, но его любили рядовые. Он нагонял страх на портовых уголовников и каторжан, а это в свою очередь, изгоняло страх из сердец рядовых полицейских.

"Шрама" Аделита увидела впервые, и от щеголя, вероятно, не укрылось, каким взглядом она окинула этого человека - взглядом, в котором угадывалось непроизвольное восхищение столь чистым образцом первобытной звериной силы... вместе с каплей брезгливости. Так человек мог бы смотреть на чудовище, грозное, но неразумное.

- Мне нужно поговорить с вами наедине, - голос девушки изменил тембр - в нем появились глубокие ноты, так она говорила в залах дворца с окружавшими ее кавалерами, когда хотела намекнуть о своей симпатии. - Именно наедине, господин генерал-лейтенант. Я могу доверить это только вам.

Генерал-лейтенант полиции Клевура был рад такой просьбе девушки, прочем дело было не в тоне её голоса, всё же он был женат и обожал свою молодую жену, даже почти как себя, но в том, что сейчас он не знал как поделикатнее избавиться от "шрама", в силу того, что командир не знал, когда этот зверюга может ему понадобиться, в какой момент, ведь кто знал этих мятежников, вдруг бы они решились на прорыв этой ночью. Брезгливо помахав рукой в белой перчатке, (тоже с вензелем из золотых нитей, держа в ней же платок) он дал понять остальным (двум инспекторам и "шраму") что бы они вышли, и те удалились. "Шрам" же оглядел девушку с ног до головы, словно подозревая её в чём-то плохом, будто бы она виновна, но вина ещё не доказана, да и неизвестна ему. Троица вышла на улицу, и в холле трактира, Аделита осталась один на один с командиром Клевурской полиции. Чуть вздёрнув нос к верху, командующий сей столь же расслаблено (как всегда, полузакрытыми глазами) взглянул в глаза девицы.
- Я весь во внимании. - Несколько поэтично произнёс он.

Стоявшая перед ним девушка не спеша размотала тряпицу, в которую был замотан ее безымянный палец на левой руке, и протянула вперед руку изящным плавным жестом.
На безымянном пальце, единственном, оставшемся чистом благодаря повязке, блистало крупными бриллиантами обручальное кольцо с королевским гербом. Кольцо, которое было прекрасно знакомо всем представителям знати, даже тем, что лишь мечтали когда-либо быть представлеными ко двору.
Улыбнувшись, он принял ручку девушки, своей рукой в перчатке, и тут же замер, а расслабленные глаза тут же расширились и метнулись резко в глаза девушки.
- Немыслимо, - успел он произнести, забывшись, - так значит, не все слухи о вас являются лишь слухами... - Быстро отпустив её руку, он глубоко склонился, выступив ногой чуть вперёд, и снимая шляпу с роскошным плюмажем.
- Но зачем же, Ваше Величество, вы снизошли до нас? - Этот вопрос не был обдуман, но вырван из головы и задан совершенно искренне, с беспредельным непониманием происходящего. Ведь событие было сродни крушению небес, в отличие от очередной стачки на улицах его города.

- Это моя столица и моя страна. Ее беды - мои беды.
Облик стоявшей перед генералом почти замарашки изменился с этим узнаванием - в осанке, во взгляде, в жестах появилось то чувство королевского достоинства, какое портретисты старались приписать изображениям всех королей и королев (даже тех, кто в грации немногим уступал бегемоту). Для Аделиты игра во внешнее величие всегда была лишь игрой, с детства заученными правилами - но она была хорошей артисткой, и знала, что эти позы всегда производили впечатление на окружающих.

- Господин генерал-лейтенант, я пришла сюда, чтобы своими глазами увидеть все происходящее и принять решение, которое вам надлежит исполнить.

На мгновение командующий замешкал, потому что понял, что он сделал пару часов назад - отпустил королеву одну в лагерь мятежников. От осознания этой мысли в его горле пересохло, и чтобы не скоротать остаток жизни в казематах, он был готов исполнить любое её распоряжение.

- Извольте, Ваше Величество, я в вашем распоряжении - он ещё раз склонился, а потом сделал шаг назад, после поклона, отойдя на почтительное расстояние. В голову пыталась закрасться мысль, о том, что король потом всё-равно накажет его, но невольно, собственным упущением, он стал пленником ситуации и теперь о короле можно было забыть.

- Объявите мятежникам, чтобы они выбрали парламентеров, которые отправятся в Ронтель и доставят лично Его Величеству их пожелания. Затем объявите, что всем, кто сейчас сложит оружие и выйдет с баррикад безоружным, дабы исключить нападение горячих голов на полицейских, будет объявлена амнистия, и за участие в этом бунте они не понесут никакой кары. Пусть всем им будет позволено разойтись по домам. Арестованных в сегодняшних стычках - отпустить, разумеется, это не касается заключенных уголовных преступников. Но позаботьтесь о том, чтобы эти парламентеры добрались до Ронтеля завтрашним утром, не раньше, но и не позже.

Он смог запомнить всё развёрнутое указание королевы, разбив мысленно его по пунктам, после чего вновь склонился и произнёс.
- Как прикажете, Ваше Величество. - В общем и целом, генерал -лейтенант и короля-то видел крайне редко, издалека, больше он взаимодействовал с министром внутренних дел, отчитываясь перед последним за Клевур, а тут сама королева, как метко заприметил он чуть ранее "снизошла". Да ещё с такой авантюрой, обдумать которую ему лишь предстоит, делясь своим шоком дома с женой, когда он будет отсыпаться от всего этого бедлама вокруг.

- И конечно - никому ни слова о том, кто я. Надеюсь, вы умеете держать тайны. Никому, - Аделита серьезно посмотрела на него - глаза в глаза. - Зайдет речь о причинах вашего решения - намекните, что получили указание от вышестоящих лиц... Но не более.

Он грустно вздохнул, и плечи опустились.
- Как прикажете, Ваше Величество, - повторил он, уже просто мечтая по скорее со всем этим закончить. А всё дело в том, что обычно рядом с такими тайнами, где-то бродил королевский палач, ни чем не уступающий его "шраму".
- Благодарю вас. Надеюсь, вы меня не подведете.

Она вновь набросила на плечи плащ и капюшон, и вышла из трактира на улицу.
Аватара пользователя
Eglenn
Активный участник
 
Сообщения: 3385
Зарегистрирован: Пн янв 16, 2012 1:59 am
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 70
Спасибо получено: 256 раз в 232 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Eglenn » Пт ноя 13, 2015 11:18 pm

Спустя примерно 5-6 дней после маскарада в Опере. Ронтель - королевская резиденция.


...Что за встреча!.. встречаться с собственным коронованным супругом - тайком, таясь от посторонних глаз, предпринимая все меры, чтобы остаться неузнанной и незамеченной никем из огромной свиты, сопровождавшей короля на охоте - свиты, от которой отделаться было почти невозможно!

Если бы Аделита была женщиной, ничего не знающей о здешних обычаях - мало осталось бы шансов на такое свидание: тайком пробраться в охотнчий домик было непросто. Сюда, в глубину королевского парка, она явилась все в той же карете прислуги, одетая по совету аббата - в платье, схожее с тем, какое носили сестры милосердия; лицо скрывалось под вуалью. Никто не узнал бы в этой скромной девушке - блистательную королеву, хотя при подчеркнутой скромности наряд был ей очень к лицу - этим обстоятельством Аделита пожертвовать никак не могла. Проскользнув с черного хода (карета подъехала вплотную к двери), она поднялась по маленькой узкой лестнице, устроенной специально для прислуги, через потайную дверь вошла в дальние покои - те, ключ от которых, кроме нее, был лишь только у ее супруга: и замок, и ключи были изготовлены им самим. Сквозь небольшое оконце проникал тусклый свет, в покоях , отделанных красным деревом, даже в разгар дня царил полумрак. Король останавливался здесь во время охоты, чтобы отдохнуть и перекусить, его отец в свое время в этом самом домике тайно встречался со своими любовницами - некоторые становились фаворитками, другим везло меньше. Венценосный супруг Аделиты иногда скрывался здесь от навязчивого общества свиты. Именно это обстоятельство хорошо подходило для тайной встречи. Открыто появиться при дворе Аделита не могла - ведь она уехала на воды, к морскому побережью, путь откуда неблизок.

Издалека донесся топот множества копыт, лай охотничьих собак. Аделита смотрела сверху вниз (покои были на втором этаже) на расфранченных всадников, въехавших во двор ; улыбка не сходила с ее губ. Воистину, сцена для театра!

- Я устал! - безапелляционно заявил Его Величество окружавшим его придворным. Отряд егерей держался чуть особняком, но они прекрасно знали привычки своего короля. - До утра меня не беспокоить, господа. Вы, двое, - крикнул он слугам, растопите камин и чтобы потом духу вашего здесь не было.

Аделита одобрительно улыбнулась. Данное приказание, несомненно, будет истолковано окружением во вполне определенном свете, и сопровождающие короля маркизы, графы и великое множество их пажей (великовозрастных детин, правдами и неправдами добившихся чести сопровождать аристократических особ на охоте) будут в глубине души оскорблены таким пренебрежением. Но видит Бог, давно пора показать, кто хозяин в Бертилии - король, или выдуманный века назад нелепый, утомительный церемониал. С камином слуги провозятся не менее получаса...

Пока слуги возились с камином, Его Величество отвел жеребца в стойло. Как и всякий охотник, за ним он ухаживал сам, не доверяя заботу конюхам. Да и вообще, с лошадьми и собаками он ладил гораздо лучше, чем с людьми. Снять сбрую и седло, скребок, чтобы убрать пот и налипшую пыль, потом напоить коня и задать овса. Уже после он умылся сам. Пол часа пролетели незаметно. Едва слуги покинули охотничий домик, весьма скромное название для небольшого загородного особняка, он захватил из седельной сумки две бутылки вина и окорок и прошел в зал, где его уже ожидала королева.

Из окошка все было видно; прежде чем пройти в гостиную, Аделита распустила свои длинные золотистые волосы, вьющиеся мягкими локонами... супруг ее был равнодушен к красоте женского облика, но все же от этой шалости она не удержалась, зная, как сильно может действовать контраст. В таком вот облике - скромное платье, никаких бриллиантов, никаких румян и белил - король не видел ее даже ночью. Ночью, впрочем, он просто спал...
И лишь когда ее супруг вошел и запер за собою двери - юная королева откинула вуаль и присела в шутливом реверансе.

- Сир, - произнесла она это обращение подданной к королю - с невыразимой иронией. - Вы прекрасный конспиратор.
- Признаться, я был удивлен, получив письмо с просьбой о тайной встрече. И с кем бы вы думали? С собственной супругой!
- Достойно пера литераторов, не правда ли? Благодарю, что вы сумели найти время... боюсь, я позвала вас не ради романтического свидания, хотя, право слово, обстановка здесь куда приятнее, чем в нашем великом дворце.
- По крайней мере, Вы дали мне повод избавиться от этой толпы прихлебателей, которым вечно от меня что-то надо. Все же Ваше общество более приятно.

Юная королева только улыбнулась - она читала в лице и голосе своего супруга, в его манерах, прекрасно ей знакомых, что он говорит правду. Какой редкий случай - возможность расслабиться, не думать о том, как выглядишь со стороны, знать, что никто не ловит твои взгляды и жесты, чтобы сделать их поводом для сплетен!..

- Боюсь, пока мы с вами живем в тисках церемоний, не имея возможности даже посетить собственную столицу открыто, эти прихлебатели, такие любезные, готовят нам погибель и строят козни против нас. Лишь несколько дней я пробыла в городе тайно, но что узнала за это время! Нелегким испытанием это было для меня...

И Аделита положила на стол несколько брошюр - тех самых, пасквильных сочинений, в которых описывались любовные похождения королевы , и пьянство короля, который был выставлен никчемным рогоносцем

Король Бертилии слегка опешил., тупым и к тому же жестоким. Кровавый рогоносец - вот как именовали его в этих памфлетах.
- Так вот чем вы занимаетесь: разгуливаете по городу, как простая смертная.

После он взял несколько листков и бегло побежал их глазами.
- Что за?.. Откуда у Вас эта гадость и как вообще попала к Вам в руки? Нужно немедленно отдать приказ жандармерии отыскать автора этих памфлетов. Я покажу им "кровавого рогоносца" и "булочницу".
Даже королеву удивила такая реакция Его Величества. С другой стороны, была задета честь рода, то, что на протяжении веков полагалось оберегать любой ценой.

- Соответствующие приказы я отдала еще в тот самый вечер, когда впервые все это увидела. Исполнители - полбеды; это всего лишь писаки, и стиль их я узнала легко : это несколько модных авторов, что за деньги сочиняют все, угодное заказчику. Пройдохи при светских салонах Клевура. Но издания! Печать такого количества брошюр стоит больших денег, а они продаются на каждом углу по самой низкой цене. Королева - три гроша! - кричат мальчишки. Не стоило труда узнать, в каких типографиях напечатано все это и кто за это платил. Конечно, подставные лица... Но я и так знаю своих - и ваших, сир - ненавистников. Всю эту разобиженную знать, считающую себя выше королевской чести, а честь полагающей в количестве лакеев и лебезящих ничтожеств вокруг.

- Даже так? А Вы сообразительней и проворней, чем я думал. Я считал, что Ваши интересы ограничены балами и маскарадами, платьями и драгоценностями. Может, Вам стоило стать королем? - Его Величество улыбнулся супруге, а после продолжил уже серьезно. - Известны имена этих заказчиков? Потому что под сказанное Вами попадает все дворцовое окружение.

- Сир, - серьезно ответила Аделита, - я ваша супруга, и мой долг - служить благу вашей страны; я знаю, что вы добры сердцем и справедливы, и благородны в своих намерениях, и из всех людей, живущих в Бертилии, менее всех заслужили стать мишенью подобной клеветы. Еще немного - и я получу доказательства во всей полноте; наши враги считают себя неподсудными и не слишком скрываются, выставляя посредниками в гнусном деле лиц, вполне узнаваемых, своих служителей и даже лакеев. И тогда заказчики не смогут сделать вид, что непричастны.

- То есть имена заказчиков еще неизвестны? Или просто нет достаточных доказательств их причастности?

- Я не сомневаюсь ни минуты, что это - герцог Шоссиан, которого вы знаете как отпрыска знатнейшего рода после вашего, маркиз де Лорени и сам кардинал Марини, мой давний ненавистник. Более того, сир, - Аделита подалась к нему, лицо ее, освещенное отсветами пламени камина, сейчас показалось королю почти незнакомым, такие гордые и волевые черты на нем проступили, - боюсь, это больше, чем простые интриги. В стране голод, улицы столицы полны нищих, недалеко до бунта от отчаяния. А наши недруги вообразили, что смогут прийти к власти, когда начнется хаос, и ждут не дождутся, когда он наступит, попутно выжимая из своих крестьян последние соки, так, что на изобильных землях от голода вымирают целые деревни - все из-за податей в казну их хозяев! Меня обвиняют в расточительстве! Что за низость! Мы с вами так часто слышим о долгах казны! Но знакомы ли вам, сир, эти невинные цифры? - она подала еще один документ. - Вы знаете, что для обслуживания вашей персоны во дворце содержится почти тысяча лиц? Резальщики, зеленщики, пирожники, ключники, помощники ключников, хлебодары, поварята ординарные, поварята простые, чулочники, брадобреи, смотрители бутылок, рядовые епанченосцы, простые епанченосцы, известители, торопители, бегальщики за вином, жарильщики, супники, бутыльщики? И это - только ваши слуги! Столько же нахлебников приставлено ко мне - но я не видела их никогда. А между тем - мы не можем даже выпить воды, когда хочется, и должны страдать от жажды, мерзнуть в королевской спальне, посылать камеристок за ветчиной, когда голодны... Министрам вечно не хватает денег - а все эти канальи съедают десятую долю доходов страны! Вы только подумайте, сир!

- Кстати, о ветчине. Вы проголодались? - король был сама галантность. - Здесь мы не обязаны умирать от жажды и голода лишь потому, что некому подать.
Его Величество взял списки.

- Кто все эти люди? - сказал он, отбросив их в сторону. - Почему я сам покупаю себе ботфорты, когда у меня, оказывается, есть больше дюжины сапожников? И этот окорок, - добавил он, доставая нож, - я тоже взял не на дворцовой кухне. Разве что вино достаточно редкое, чтобы его можно было купить на каждом углу. Кто там за него отвечает? Надо потребовать отчет о состоянии винного погреба.

- Благодарю вас, сир, - в голосе супруги король услышал искреннюю, не придворную благодарность. - Чтобы утолить голод и жажду, достаточно еды и вина, а не тысячи слуг... Подумайте, ведь даже на крохи от содержания двора мы могли бы, например, устроить столовые для бедного люда и тем самым положить конец этой лжи о нашем равнодушии к бедам народа.

- Вот что, дорогая. Раз уж Вы начали это дело - вам и карты в руки. Я завтра же подпишу приказ об изъятии всего тиража этих памфлетов, владельцы типографий предстанут перед судом и будут обязаны выплатить штрафы. К тому же надо ввести цензуру, чтобы подобного больше не повторялось. Герцог и маркиз будут отстранены от двора и лишены титулов и земель. В конце концов, еще в детстве, когда я был принцем, мне не раз повторяли, что став королем,я буду волен делать все, что захочу. Теперь я хочу, чтобы они поплатились за клевету. Конечно же, - добавил он, - если Вы предоставите мне неопровержимые доказательства их причастности. Но насчет кардинала Марини я бессилен, Святая Церковь всегда жила по собственным законам, разве что при обвинении в государственной измене я могу принять соответствующие меры.

- Мы должны довести расследование до конца. Ах, сир, боюсь, мы с вами все это время были пленниками этого дворца, рабами этикета и церемоний, и какая смелость и воля будет нужна, чтобы разорвать этот круг! Но во мне вы всегда можете обрести надежную поддержку.

Разливая вино по бокалам, король внезапно спросил:
- А теперь поведайте мне, с чего такая резкая смена Вашего времяпрепровождения? Раньше Вы даже не помышляли об этом, как, впрочем, и я сам.

- Я была на маскараде в Опере, сир, - Аделита вздохнула. - Тайно, приложив все усилия, чтобы меня никто не узнал. Кавалеры, дамы, многие, уверена, не из знати... И там кто-то стал бросать с верхней галереи листки с подобным пасквилем. Рядом со мною стояли кавалеры, ловили листки и читали их - читали для меня, уверяя, что я во всем превосхожу эту распутницу-королеву! Можете представить, что я испытала. Чего мне стоило смеяться, когда хотелось плакать от обиды и бессилия перед такой бессовестной ложью! Эти кавалеры говорили мне, как страдает народ, пока распутница объедает страну, как люди голодают целыми провинциями, как в столицу идут потерявшие надежду бедняки в поисках хлеба - когда мы с вами наслаждаемся безудержной роскошью! Я не была бы дочерью своей матери, достойнейшей из герцогинь, если бы не поклялась добиться искренней любви нашего народа, и тем самым опровергнуть клевету, и наказать лжецов.

- Насчет лжецов можете быть уверены. Что же до всего остального, мне всегда говорили о важности традиций, а Вы так просто хотите взять и отменить их.

Аделита улыбнулась и сделала глоток вина.
- О, сир, если б мы с вами из рабов церемониала превратились в его хозяев, и прогнали бы бездельных объедателей казны, - она указала на листок с "торопителями", - это уже облегчило бы ваше правление.

К сожалению, запал Его Величества быстро иссяк. Он понял, что в этих делах может положиться на супругу, которая, как оказалось, достойная дочь своей матери, о которой о слышал еще в детстве.
- Вот и займитесь этим. Я же подпишу указы, которые Вы сочтете нужными и уместными. И не забудьте о доказательствах, я хочу, чтобы показательный процесс состоялся как можно скорее, надо дать понять, что король и его семья - не повод для насмешек.

- Только повод к процессу нужно найти другой, - она приложила палец к губам, - не стоит давать повод всему королевству обсуждать личную жизнь монарших особ, словно адьюлеры светских повес. Не сомневаюсь, у наших врагов достаточно грехов, чтобы можно было наказать их, не привлекая внимания к нашей постели. Вся знать прекрасно поймет, за что их постигла кара... А пока, ваше величество, - она приподняла бокал, - выпьем за вас, за короля, достойного своих великих предков.

- Знаете что, раз уж Вы заговорили об организации бесплатных столовых для бедняков, пусть конфискованное состояние послужит этим целям. Считайте это моим вкладом в Ваш прожэкт.

Аделита наградила супруга улыбкой и взглядом, полным такой признательности и уважения, что были лучше тысячи слов.
Аватара пользователя
Eglenn
Активный участник
 
Сообщения: 3385
Зарегистрирован: Пн янв 16, 2012 1:59 am
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 70
Спасибо получено: 256 раз в 232 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Eglenn » Сб ноя 14, 2015 2:00 am

Этот вечер у камина, куда они сами подкладывали дрова, за вином и нарезанным мясом, без всяких лакеев - был просто мечтой. Если б в Ронтеле уже наверняка не судачили о загадочной фаворитке, с которой король, не слишком любвеобильный, уединился в охотничьем домике - можно было чувствовать себя на вершине блаженства. А ведь наверняка не просто судачат, но и злорадствуют, что у гордячки-королевы появилась соперница, и отъезд королевы на воды, должно быть, устроен не просто так, а чтобы удалить ее от двора, чтобы не маячила перед глазами...

- ...А мне на днях попалась древняя книга о соколиной охоте. Ей лет двести, не меньше, - к слову обмолвился король.

- Двести лет!.. Такая старина!.. Но будьте осторожны, сир, мне много говорили, что бертильский двор издавна славен отравителями, а иные из них мазали ядом страницы книг... -она взглянула на брошюру памфлета, лежавшую на столике - вот где яд! - и король, проследив ее взгляд, понял ее мысли. - Мне кажется, я зря пренебрегала охотой.

- Иногда неплохой способ развеяться, вроде ваших балов.

- Скакать на коне, чтобы ветер бил в лицо, смотреть в небо, где кружит охотничий сокол... - Аделита зажмурилась, представив эту картину, - Это прекрасно! Увы, я не умею стрелять, и с мужчинами мне не сравниться.

- Несомненно, у Вас есть другие таланты. Впрочем, если Вы хотите, то можете сопровождать меня утром. Только нужно будет подобрать подходящий костюм для верховой езды.

- О, у меня есть такой костюм. Мужской костюм, - наклонившись в сторону короля, интригующе произнесла Аделита. - Вы, конечно, не знаете о нынешних модах, но многие знатные дамы позволяют себе такое баловство - на маскарадах наряжаться в костюм кавалеров.

- Не уверен, что он подойдет. И что считается допустимым на маскараде, ведь на то он и маскарад, не подобает носить женщине, а тем более королеве, в обществе. К тому же, - король улыбнулся, - в женском платье Вы выглядите просто великолепно.

- Ваша правда, охота в обществе двадцати графов, тридцати маркизов и сотни пажей требует приличий, - вздохнула королева. - Сбежать бы в поля от всей этой обузы!..

- Похоже, Вы и так теперь постоянно сбегаете. Да еще вся эта таинственность: история с отъездом на воды, свидание в охотничьем домике.

- Сил моих нет, ваше величество, - призналась Аделита. - Хуже всего, что почти все - кого ни приблизь - видят во мне источник выгод, чинов и синекур. Эти намеки, нетерпение скорей добиться привилегий, ожидание, что я назначу из казны им содержание!.. И никакого дела до того, что казна почти пуста, что долг Бертилии огромен, что в нашей плодороднейшей стране крестьяне умирают с голоду от непосильных податей и бегут в города в надежде найти работу, а там пополняют полчища нищих! Если лошадь не кормить и не давать роздыху, долго она не протянет, знают все простолюдины. А нашим придворным франтам это невдомек! Нет, сир, свободу я могу найти, лишь будучи неузнанной, или рядом с вами.

- Я вижу, у Вас уже есть планы, как решить хотя бы часть перечисленных сейчас проблем. Что ж, не будем тянуть. В конце концов королю положено заниматься государственными делами, не полагаться же в этом на министров, после такой нелестной их характеристики из Ваших уст.

Аделита помолчала, откинувшись в глубоком кресле. Она вдруг поняла, как дорог ей этот человек, насильно навязанный в мужья - один из немногих, с кем она могла быть откровенной, к кому успела привязаться. И как было бы страшно его потерять.
- Знаете, сир, весь вчерашний день до сумерек я раздавала хлеб в нищих кварталах Клевура - вместе с собственными слугами, в одежде пансионерки - и говорила с людьми. Кто откуда, как оказался в нищете, почему... А вечер и ночь была на баррикадах.

- Вы сказали, на баррикадах? И почему об этом никто мне не доложил? Ведь это же бунт.

- Они говорили - это не бунт, это революция. Не беспокойтесь, сир, сейчас этих баррикад уже нет, и слава Господу, обошлось почти без жертв, если учитывать, сколько крови могло бы пролиться.

- Но как Вы там оказались? Разумно ли подвергать себя такому риску? Ведь если бы с Вами что-нибудь там случилось, мне бы на самом деле пришлось стать кровавым властителем.

- Наши предки были отважными воителями и каждый день подвергали себя риску, не страшась участвовать в боях и походах, и прожили долгую жизнь, прославив свои имена. Мне хватило увидеть господина начальника полиции, одетого, как расфранченный лакей, чтобы понять - Клевур может утонуть в крови, а мы ничего не узнаем, пока разъяренная бессмысленной бойней, голодная толпа не явится в Ронтель. До тех пор нам будут сообщать, что в Клевуре все спокойно! Я ненавижу такие обманы.

- И что же Вы предлагаете?

- Я узнала, что еще давно Вам, сир, было подано прошение , в котором подробно говорилось о делах в Бертилии, и просьба о созыве собрания, чтобы решить эти трудности. Прошение было составлено не оборванцами, не голытьбой, а людьми образованными и почтенными, среди которых - профессора университета, лучшие умы страны. Они обращались к вам, сир, надеясь встретить понимание и вместе найти верный путь. И что же? Наши министры приняли мудрое решение - утопить этот документ в канцелярском болоте, лишь бы он не добрался до Вас! Никто не осмелился преподнести Вам документ, изобличавший, что страна на грани беды! И вот, когда все надежды студентов развеялись, когда Клевур переполнился нищими из голодных деревень, самые отчаянные решили заявить о себе этой глупостью - созвать единомышленников на баррикады. И кто знает, что могло бы случиться, если бы народ из нищих кварталов, который должен был прийти на баррикады, не был вчера весь день на раздаче хлеба!

- Так получается, что эта инициатива спасла ситуацию? Вы еще и провидица ко всем прочим достоинствам. А что там было за прошение?..

- Я видела детей, которые едят крыс! Вы представляете, сир? Не к столу будет сказано... Дети, оборванные дети, которые ели жареных крыс! В нашем с вами Клевуре, в нашей столице! Да, я отгородилась от народа роскошью, но и у меня есть сердце... Я ничего не знала о предстоящих баррикадах, всего лишь не выдержала видеть подобное! - король увидел, что белая, тонкая рука его супруги, державшая бокал, задрожала от волнения. Впрочем, она быстро вернула самообладание. - Сейчас я Вам все расскажу - Вы все увидите будто своими глазами....
... спустя некоторое время Аделита завершила:
- И вот, сир, как я велела, завтрашним утром их представители прибудут в Ронтель - чтобы никакие подобострастные лжецы не могли встать между Вами, отцом Бертилии, и теми, кто не боится отдать жизнь ради процветания Вашей страны и благополучия Вашего народа.

- Что же Вы сразу не сказали? Значит, утром нам следует отправиться в Ронтель, а охота... охота подождет.

Аделита вдруг улыбнулась лукавой улыбкой, совсем по-детски.
- А чтобы никто не узнал, что я в Ронтеле - мне можно будет спрятаться за портьерами в Вашем кабинете.

- Зачем же? Или же Вы и дальше собираетесь свои вылазки? Мне думается, сейчас это не самое разумное решение. В виду тех настроений в Клевуре, о которых Вы мне сообщили.

- У меня есть один план... - подмигнув супругу, словно заговорщица, она поманила его к себе и зашептала так тихо, что не сумел бы услышать даже слуга, если бы притаился за дверью.

- ...Похоже, у Вас талант к интригам не меньше, чем у покойного кардинала Ривалье, - прокомментировал король изложенный ему план. - Кстати, Вы же не в курсе последних слухов Ронтеля: Его Высокопреосвященство кардинал Марини пропал, уже два дня его никто не видел.

- Какой приятный сюрприз! А вам еще не сообщили, что Святейший Престол сделал епископом аббата д`Эрбле, талантливого астронома и механика?

- Но это же невозможно. Простого аббата и вдруг продвинуть до епископа...

- Возможно, Святой Престол решил его возвысить в надежде на мое покровительство - ведь я приглашала аббата в свой избранный круг, чтобы мы могли полюбоваться звездами в его телескоп... поистине волшебное изобретение!

- Да, я уже слышал об этом. Стало быть, Святой Престол заинтересовался происходящим в Бертилии?

- Если бы я что-то понимала во внешней политике! Полагаю, епископ изложит волю Святого Престола куда лучше меня. Мне самой ясно одно: Бертилии сейчас не до новых войн, даже во имя веры...

- В таком случае нужно будет пригласить епископа... как вы сказали, д'Эрбле... и побеседовать с ним. К тому же, мне не послышалось, что он еще и талантливый механик? Было бы любопытно взглянуть на его работы.

- Он один из единиц, знающих мой секрет. И дал мне крохотный пистолет, который можно легко спрятать... - Аделита с большой осторожностью достала это "дамское оружие". - К счастью, пока мне не приходилось пользоваться этим механическим чудом.

- Какая занятная конструкция, - произнес король, разглядывая пистоль. - Никогда такого раньше не видел. Говорите, это он сам сделал?

- Именно. Ведь можно было бы вооружить армию новым оружием...
- Не знаю насчет армии, но он гораздо меньше, чем обычные. Похоже, епископ действительно неплохой человек, раз проявляет беспокойство о Вас. При встрече надо не забыть его поблагодарить. Но я тоже надеюсь, что Вам не придется им воспользоваться. Признаться, теперь мне будет не по себе в Ваше отсутствие.

- Я буду осторожна, сир. Ради вас и вашей заботы.
Аватара пользователя
Eglenn
Активный участник
 
Сообщения: 3385
Зарегистрирован: Пн янв 16, 2012 1:59 am
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 70
Спасибо получено: 256 раз в 232 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Eglenn » Вт ноя 17, 2015 4:29 am

Обстановка парадного дворца могла произвести - и производила - огромное впечатление на тех, кто был здесь впервые. Не зря этот дворцовый комлекс считался самым роскошным, самым блистальным из всех, что когда-либо создавались... говорили даже - во всем мире. Огромные зеркала во все стены, резные золотые колонны, портьеры из драгоценных тканей, канделябры и люстры с сотнями свечей и светильников, своды , покрытые картинами кисти лучших мастеров, предметы роскоши и искусства на каждом шагу - все это было исполнено с большой художественностью, при всей помпезности - было красивым, и взгляд путался во всем этом изобилии красоты. Для тех же, кто знал изнанку этого царства роскоши - помпезность была лишь ширмой, скрывающей изнанку. Жить здесь было неудобно - не только прислуге, но всем, включая многочисленную придворную знать и даже саму королевскую семью. Некогда удобство планировки, возможность отапливать эти громадные залы, в которых всегда царил холод - было принесено в жертву показному блеску. В королевской спальне в зимнее время царил холод, от которого вода в кувшинах покрывалась корочкой льда - обстановка, выдержать которую немногим было по силам. Но всего этого гости не знали.

Толпа придворных, разодетых в пышные блестящие одежды, в париках, с напудренными, нарумяненными лицами - даже у пожилых дам, даже у мужчин - расступилась перед неожиданными и невероятными гостями, перешептывание летело по залу.

Никто, кроме представителей знати, не имел права вступать в залы этого дворца. Даже прислуга здесь - вся! -принадлежала к отпрыскам дворянских, хоть и обедневших родов. Сейчас же лакеи отворяли двери перед представителями простонародья, черни - иного слова для представителей народа здесь не знали.

Малый зал для аудиенций был, тем не менее, достаточно большим. Достаточно большим, чтобы вошедшие оставались на значительном расстоянии от кресла, подобного трону, предназначенного для короля. Стену за этим троном скрывала портьера, на которой были вытканы королевские гербы, обстановка создавала впечатление спокойной величественности.

По стенам стояли вооруженные гвардейцы - видно было, что эти люди, в отличие от многочисленной челяди, не просто так носят мундиры.

Король появился в зале самым последним и не спеша взошел на трон. Про себя же он думал, что весь этот церемониал чрезвычайно утомителен.
Он оглядел делегатов, после еще раз пробежался глазами по тексту декларации.

- Итак, нам все понятно, но сама форма подачи больше похожа на ультиматум. У вас есть какие-то пояснения по сути?

В делегацию входили, естественно, только наиболее трезвомыслящие преподаватели (двое), один банкир, один трактирщик и всего один потомственный аристократ, ныне являющийся публицистом и теперь к тому же революционером. Они представляли разные политические движения, лишь только зарождающиеся в мыслях людей и пока лишь проявляющиеся в простейших терминах, но ещё в дороге они сговорились друг с другом не спорить при короле и его окружении, ни при каких обстоятельствах.

Каждого из них, конечно же, сильно впечатлило убранство дворца, само здание, а некоторых привело в тайное внутреннее бешенство то, что они видели вокруг (в людях, присутствующих здесь). С трудом они сдерживались, глядя на этот мир, не то что оторванный, но вконец извращённый даже на своём "небесном" уровне. Эдакое явственные иллюстрации для поговорки "с жиру бесятся". Когда вошёл король, делегаты соблюли протокол и склонились перед государем, после чего избранный для ответа преподаватель Сэн Луи Готьен произнёс в ответ на вопрос короля.

- Если бы, сир, у Вас были бы достоверные и вездесущие осведомители, Вы бы знали, что такая форма подачи, стала не иначе как вынужденной, и стала последней возможностью обратиться нации к королю. - Он смотрел на государя, а его коллеги при этих словах оглядели придворных. А Сэн Луи продолжал.
- Суть же сей декларации проста - необходимо построить взаимоотношения: нация и король, без ненужных элементов. Ибо время, кое является лучшим судьёй, и холодный рационализм, доказывают необходимость изменений, и безнадёжное устаревание множества традиций, устаревание, тянущее страну к деградации и упадку, сир.

Хоть внешне могло показаться, что он говорит смело (а это были смелые люди, в достаточной мере), но всё же столь из ряда вон выходящее событие отдавалось в некотором волнении этих революционеров, стоящих в центре внимания придворного окружения.

- Нация и король - это звучит хорошо. Но, позвольте, король всего один, а нация большая. Так какие элементы считать нужными, а какие нет? Что же до нашей осведомленности, то именно она позволила вам появиться сейчас здесь, а не проливать кровь на улицах Клевура.

Вот тут от волнения не осталось и следа. Нахмурившись, Сэн Луи ответил, позабыв обо всём этом окружении, вызывающим у него лишь отвращение и ненависть.

- Мой король, мы не боимся пролить свою кровь и отдать свою жизнь, если того потребует необходимость нации! И сейчас эта необходимость взывает к престолу создать всесословное собрание, которое бы во главе с вами, сир могло бы повернуть порочную систему, сложившуюся у нас вспять, и законотворчеством, создать новую систему, мы, ваши подданные сможем организовать более справедливые правила сосуществования людей между собой, вне зависимости от сословия и положения в обществе. Дабы все люди имели доступ к образованию, и как следствие что бы каждый подданный имел возможность доказать свои качества, и возвысится до должностей, пред лицом Вашего Величества, на которых они смогут принимать решения, по настоящему профессионально, используя таланты заложенные Богом, от природы.

Малый зал был выбран не случайно - акустика в нем была совершенно особенная благодаря облицовке стен, форме зала и его конструкции. И портьеры за троном, словно окружавшие его, были не случайны - они ниспадали сверху таким образом, чтобы стоявший за ними мог тихо говорить с королем, так, что посетители ничего не услыхали бы. О необходимости собрания , да и об образовании, Аделита и ее венценосный супруг уже говорили прежде: все это действительно было необходимым. Но сейчас Аделита шепнула:
- Сир, я поинтересовалась бы у этих людей, не желают ли они остаться здесь, рядом с королем, чтобы подробнее обсудить положение дел.
Мы не знаем их, они не знают нас, - подумалось ей. - Может, это будет случай разорвать преграду?

- Собрание? Допустим? Еще раз спрошу про критерии. Если это будет выборное собрание, то по каким критериям в него будут отбираться? А если по заслугам, то заслуги бывают разного рода. Один и то же человек может быть блестящим полководцем, но в жизни вне армии ориентироваться слабо. Или ученый, проводящий большую часть жизни за исследованиями, приносящими несомненную пользу обществу, но сам оторван от общества, потому что эти самые исследования отнимают у него уйму времени.
- Несомненно, по нашему мнению, должна быть проведена избирательная компания. При обязательном соблюдении свободы слова и печати. Вы спрашиваете о критериях? Так главным критерием будет лишь то, что изложит кандидат в это всесословное собрание в своём предвыборном листе, который будет дозволено распространять средь населения, и если его мнение будет отражать чаяния нации, то она и изберёт его и подобных ему достойных людей в собрание. Ныне же, если не касаться частных случаев и говорить о тенденциях, нация требует справедливых судов, с применением института присяжных заседателей и как следствие искоренение судебного произвола, имеющего место быть. Крестьянство же требует возвращения доброй старинной традиции нашей нации - общинных земель, где нет места правам феодалов над людьми, что искоренит гнусный произвол, прячущийся за буквой несправедливых законов, воспрещающих простому люду, вашим подданным, сир, охотиться и заниматься рыбной ловлей для собственного пропитания и достатка, оставляющих это право лишь за аристократией. Городская буржуазия, мой король, требует искоренения притеснений наших мануфактурщиков, препятствования свободному торговому денежному обороту, прерываемому ныне беспределом феодалов, в наши скорбные дни имеющих на это некое своё "право". Поверьте сир, всё это всплывёт, как только падут оковы цензуры, и люди готовые взяться доказать на собрании необходимость новых законов, появятся и станут избираться всей нацией по достоинству, кое заключается в двух важных пунктах - знание нужд нации, и готовность эти нужды удовлетворять, через законотворчество.
- Что изложит кандидат в своем листе? И это разом решит проблему? Я уже вижу, как кандидаты нанимают мастеров высокопарного слога для написания этих листов. По моему мнению, нельзя ограничиваться одним лишь этим фактором. Кандидат обязан доказать, что достоин, может и будет выполнить свои обещания. А еще вы затронули вопросы суда и цензуры. Сначала о втором. Вы требуете свободы слова? А разве ее сейчас нет, когда любой может нанести безосновательный поклеп на другого человека? Именно цензура должна ограничивать нацию от таких обвинителей. Смысл в том, чтобы ограничить возможности цензуры, направление ее влияния. Поэтому все разговоры, что дескать это нам не нравится, надо отменить не слишком то умны. Прежде чем что то отменять, надобно предложить свой работоспособный вариант. Представьте себе механизм, - король использовал метафору, наиболее близкую ему, - в котором один из узлов быстро изнашивается, к примеру. Можно выкинуть этот узел, тогда весь механизм остановится, а можно изобрести ему на замену более надежный.

Склонившись перед королём, в последний раз, Сэн Луи ответил.
- Вероятнее всего, Ваше Величество рассматривает весь этот фарс занятной забавой для себя и своего премерзкого окружения. Рад, что мы смогли повеселить вас, сир. А теперь простите, нам нужно вернуться к товарищам и погибнуть за революцию.
С этими словами делегаты развернулись и направились прочь из дворца, но, будучи не уверенны, что они дойдут до баррикад, были готовы вступить в драку без оружия, всё равно это будет славная смерть за судьбу нации, на баррикадах или прямо во дворце от штыков гвардии.

- Постойте. Во-первых, мы еще не договорили, во-вторых, вы сами своим поведением превращаете разговор в фарс, желая выдвигать требования, но не рабочую программу. А в-третьих, есть вопрос, где может действительно понадобиться ваше мнение.

Король сделал знак гвардейскому лейтенанту, и в зал под конвоем ввели герцога Шоссиана и маркиза де Лорени.
- Эти двое обвиняются в казнокрадстве. Должен ли я, согласно этому, - Его Величество потряс декларацией, - отпустить их до окончания следствия, чтобы они предприняли меры для сокрытия улик или покинули Бертилию, или же взять их под стражу?

При словах Сэн Луи о "премерзском окружении" по толпе придворных пролетел шум, кто-то же просто онемел от такой неслыханной дерзости в адрес короля и знатнейших аристократов; эти наглецы посмели повернуться спиной к королю!.. уходить из зала без его дозволения! Неслыханно! Вне всяких сомнений, эти трое по всем обычаям двора должны были поплатиться своими головами; король же сделал вид, словно ничего не случилось... что творится на свете?..
Но уже через несколько секунд всем стало не до дерзких простолюдинов, поскольку вид арестованных герцога и маркиза ввел всех в оцепенение. Ничего подобного двор не видел несколько десятилетий.Казнокрадством занимались все, кто имел такую возможность, но эти двое... кто вообще осмелится спрашивать отчета у столь высокопоставленных особ?..


У двоих аристократов - высшая знать! - вид был таким, словно они сами не верили в то, что с ними происходит. Оба выглядели надменно, смотрели свысока, но во взглядах уже проступала испуганная оторопь.
Устало и исподлобья, посмотрел бледный смертник на короля и введённого преступника. Указав на него пальцем, Сэн Луи проговорил:
- Преступления против нации, доказанные и неоспоримые судом присяжных, должны быть наказаны через отсечение головы, за то, что он, - и вновь этот молодой преподаватель сверлил взглядом герцога, - враг нации, что доказал своим действием, как и многие другие присутствующие, за нарушение первой статьи этой декларации. - Тут он обвёл пальцем те участки зала, которые были по сторонам от "трона".

- А если когда-нибудь, я встану на пути нации, то отсечь голову будет необходимо мне! Ибо закон должен быть превыше всех и каждого.
Настроение его коллег было разным, кто-то ещё боролся с собственным страхом, кто-то уже полностью предался ненависти и только лишь ждал, но у всех это отражалось в налитых кровью глазах.

- Вот вы сейчас и выступаете в качестве этого суда присяжных.

В отличии от коллег, сам Готьен был сбит с толку, он совершенно не понимал игры, которую вёл король. То ли этот августейший аристократ играется с ним, словно кошка с мышкой, и, возможно, делает это намеренно в своих политических целях перед лицом его окружения, то ли он действительно заинтересован в идеях республиканцев, точнее, в той их части, которую они решились изложить в декларации на данном этапе. Сэн Луи посмотрел на герцога и маркиза. Они выглядели необычно. По крайней мере, Готьен ещё ни разу не видел столь высокопоставленных аристократов такими, и ему понравилось, будто что-то внутри всколыхнуло его душу и потянуло в жажду расправы под знаменем мести.
- Если ваша правда, сир, то ... - если же это всё была игра, то Сэн Луи была смешна эта игра, и драматичность того, что он повёлся на неё. - то я и мои коллеги, хотели бы взглянуть на доказательства их вины. Как бы лично я к ним не относился, таково их право - их вина должна быть доказана.

Вспомнив ряд своих лекций, молодой преподаватель с прищуром посмотрел опять на двух задержанных, после чего заявил:
- Так как сейчас еще не существует законов, которые были бы приняты всей нацией под вашим руководством, сир, в этот временной период мы вынужденны прибегать к законам королевства, которые в свою очередь напрямую зависят от слова Вашего Величества. - Всё-таки Готье преподавал студентам своё любимое древнее Номское право, а ещё был любителем почитать задокументированные судебные прения из развитой (в области права, сравнительно со всем миром) Озикасты. Он сделал круговой жест рукой, больше из-за преподавательской привычки, ибо так же рассказывал о законах Нома и о действии суда присяжных в той же Озикасте студентам, и продолжил. - Таким образом, сейчас, до начала работы собрания, до принятия декларации прав человека, в вашем праве, сир, заключить этих двоих под стражу. И в вашем же праве назначить им какой угодно особый суд, в том числе избрать самостоятельно присяжных заседателей, защитника, обвинителя и судью. Но присяжные должны быть беспристрастны, а то, что вы сказали в отношении этих людей, уже делает меня и моих коллег людьми с особым мнением, поэтому присяжных для них я бы советовал назначить тайно, и после оберегать их от излишней информации на время судебного разбирательства. И главное, мы прибыли сюда по другому поводу, сир.
- Насчет другого повода - вы пришли даже с не декларацией, а с требованием. Требуя, но не предлагая. Теперь же и я требую, чтобы это, - Его Величество вновь поднял лист бумаги, - было подкреплено программой действий, которые можно было бы обсудить по каждому пункту, и по каждому пункту придти к согласию. И надеюсь, это не займет у вас много времени, раз уж вы сами обратили наше внимание на положение в державе. За сим вы свободны, но теперь я жду от вас конкретных предложений.
Аватара пользователя
Eglenn
Активный участник
 
Сообщения: 3385
Зарегистрирован: Пн янв 16, 2012 1:59 am
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 70
Спасибо получено: 256 раз в 232 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Eglenn » Вт ноя 17, 2015 4:32 am

За своей портьерой, никем не видимая, Аделита в тонкую щель смотрела на происходящее, нахмурившись; она видела, что для делегатов король продлжает оставаться маской , символом тирании, любое его слово истолковывается в этом ключе, барьер враждебности слишком высок. Об аресте клеветников она еще не знала, и мысленно поблагодарила супруга, оказавшегося столь дальновидным.
Но в маленький кабинет, сейчас запертый изнутри от всех, кроме короля, у которого был ключ , она вернулась с не слишком веселыми мыслями. Здесь царил сумрак, свет падал только из маленького квадратного окна наверху.
Едва дверь закрылась послышался скрип дивана. При ближайшем рассмотрении на нём угадывалась человеческая фигура. Сергиос зевнул и перешел в сидячее положение. На этот раз его одеяния больше напоминали облегающую чешую.
– Приветствую, Аделита. Знаете, я бы на вашем месте что–нибудь сделал с санитарными условиями дворца и понятиями о гигиене.
- А, это вы, небесный волшебник, - королева уже не удивилась. - Хотела бы я знать, как вам удается вот так появляться... С дворцом сделать что-то тяжело, его строили для помпезности, не для удобства, сквозняки в нем ужасные.
Она села на обитый парчой табурет - успев заметить, что он пыльный, и смахнув пыль платком, чтобы не пачкать юбку.
- Достаточно просто. Вижу для вас началось не простое время. Но думаю мы могли бы вам помочь. Так или иначе, но социальную структуру вашей страны надо менять. Предложения революционеров конечно дельные, но остаётся несколько скользких моментов.
- Менять нужно многое, но в чем я уже не сомневаюсь - или мы сбросим ярмо этих церемонных ритуалов, или они нас погубят. Вы видели? - она кивнула в сторону двери, ведшей по маленькому коридору к нише за троном, - они видят в короле маску деспота, тирана, а не личность, между ними - стена. А ведь если бы они могли встретиться попросту, за бокалом вина, разговор пошел бы совершенно иначе!
- Ну так пускай встретятся. Это не такая большая проблема. Но думаю не смотря ни на что, они придут к согласию. Передать законотворчество народным собраниям - не такая плохая идея. При условии что всё будет честно и в собраниях будут участвовать разные люди, но всё объединённые идеями общего блага.
- К согласию по многим вопросам они придут, важен еще и тон, в котором все это делается. Что они расскажут своим сейчас, вернувшись?.. Что король поиздевался над ними, желая выставить глупцами перед свитой?.. Встретиться, любезный волшебник, им невозможно - король постоянно под бдительным оком сотен жаждущих сплетен людей, каждый шаг его окружен препонами, запретами и предписаниями...
– Здесь собралось такое количество паразитов, что король может отдать их на растерзание толпе. Все выиграют.
- Для всех жителей Бертилии главный паразит - я сама, - заметила Аделита. - Видите ли... Да, нахлебники, да, тунеядцы. Но у всех этих людей есть жены, есть дети - не те великовозрастные бездельники, что уже сделались очередными нахлебниками, а младенцы, дети, подростки, не виноватые в том, в какой семье родились, ничего еще не понимающие в жизни. Немало этих нахлебников - старики и старухи, дряхлые и беспомощные. У нахлебников есть дочери - молодые девушки... а вы понимаете, что будет, если позволить толпе учинять самосуд? Впереди пойдут самые низкие, самые подлые, те, кто уже убивал, кто не боится убивать, кому нравится убивать. Вы понимаете, что будет со всеми этими людьми - с девушками, которых будут насиловать и убивать, с дряхлыми стариками, которых убьют в их постелях и креслах-каталках, с детьми, которые будут видеть всю эту кровь вокруг себя, и если выживут, навсегда сохранят в душе этот ужас и жажду мести тем, кто это сделал? И вот, в такой кровавой оргии преступники, убийцы и ночные бандиты станут подавать пример всем остальным. Это будет польза революции? Это ее убьет изнутри. Делегаты говорили - должен быть суд. У революции позиция такова, и с нею я согласна.
– Я не верю в беспристрастность народного суда или суда присяжных. Люди всегда подходят предвзято. За некоторыми исключениями.
- Но поймите, суд все же опирается на законы, а когда начнется самосуд, растерзают отнюдь не тех, кто заслужил месть или повинен смерти по закону, а тех, кто просто попадется под руку, - Аделита чувствовала, что начинает волноваться, понимая, что этот чужой и могущественный человек может, желая блага, натворить страшные вещи. - Я вас умоляю, если у вас были такие планы, не нужно такого!..
– Я ни на чем не настаиваю. Просто указываю на ошибки. Ибо для меня нет особой разницы между судом народного собрания и самосудом. Но я бы мог помочь создать особую структуру, которая будет заниматься контролем исполнения законов. Неподкупную и независимую. Так же совет – введите индекс социальной полезности. Дабы определять, кто имеет право участвовать в дальнейших собраниях, а кто нет. Мы готовы предоставлять информацию о вкладе каждого гражданина. Те кто не приносят государству пользу, не должны влиять на его судьбу.
- Совершенно с вами согласна, сударь волшебник... но как вы это сможете устроить?
– У нас есть методы обучения и индоктринации. А так же следим за каждым человеком на планете
- Индоктринации?.. - переспросила Аделита, не поняв смысла этого слова.
– Изменение бессознательных установок. Человек станет абсолютно неподкупным и будет действовать согласно закону, как монах, живущий строго по канонам своего ордена.
- Да разве же такое возможно?!
– Разумеется возможно. Иначе бы не предложил. Есть конечно определённые критерии, но это уже наша забота.
- Но ведь это означает, что из человека можно сделать и злодея, и покорного раба.
– В принципе можно, но не слишком полезно. Глобальные изменения могут привести к утрате ряда уникальных качеств присущих людям. Я и сам подвергался похожей процедуре, но в несколько ином варианте. Но мы отдаляемся от сути вопроса. Скоро сюда зайдёт ваш супруг. – Сергиос протянул королеве несколько листов. – Тут вы найдёте указания, как именно использовать мои предложения. Скрытый тоталитаризм, служба безопасности с неограниченными полномочиями. Может показаться жестким вариантом, но это сработает и все НОРМАЛЬНЫЕ люди будут довольны.
Да, пока наверху честные люди - сработает, подумалось девушке, - но если честного короля сменит настоящий деспот, и возьмет такую службу?.. Страшно подумать, что он сможет натворить.
- Благодарю вас... Я очень признательна вам за помощь и советы.
– В таком случае, оставляю вас для обсуждения. – Фигура потеряла очертания и растворилась в воздухе.
Аватара пользователя
Eglenn
Активный участник
 
Сообщения: 3385
Зарегистрирован: Пн янв 16, 2012 1:59 am
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 70
Спасибо получено: 256 раз в 232 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Eglenn » Вт ноя 17, 2015 4:33 am

Знакомые шаги короля, тяжелые, гулко отдающиеся во внешнем высоком коридоре, были слышны издалека - пришелец растворился вовремя. Остались только бумаги, на которых красивым почерком, от руки, были написаны советы "небесного волшебника". Убрать их Аделита не успела, да и не собиралась.
- Как же эти делегаты меня утомили, - произнес король, скорее для себя, чем жалуясь кому-то.
- Вам бы встречаться с ними в уютном кабачке, где никто не знает вас в лицо, и где они не знали бы, что вы - король...
Аделита заметила, что кресла в этой комнате так же запылены, как табурет, который она отряхнула для себя - и все тем же платком смахнула с одного из кресел пыль.
- Садитесь, сир. Здешние служанки, похоже, совсем забыли о своих обязанностях...
- Значит их надо выгнать. Монаршие особы в конце концов не обязаны это терпеть.
- Сколько раз я замечала этих милых девушек за флиртом с гвардейцами. Безумно утомительно, когда у моих покоев дежурят несколько незнакомых мне девиц и дам, не дающих ни на минуту остаться одной, слушающих из-за двери каждый звук, замирающих в этих подобострастных поклонах, не смея поднимать глаз, словно они не люди вовсе!.. И бог ведает, о чем они шушукаются за моей спиной. Нет, сир, у меня есть моя Берта и несколько верных горничных, которых я знаю годами и могу им доверять - больше мне не надо никого...
Берта была камеристкой королевы, девушкой из обедневшей дворянской семьи, по сути - одной из немногих подруг королевы.
- Но все это - мелочи. А хорошо вы устроили с герцогом и маркизом! Блистательная сцена, придворные просто потеряли дар речи!
- Но, похоже, этим я разворошил осиное гнездо.
- Это осиное гнездо - прибежище трусов. Уверяю вас, уже сегодня все, кто связан с делами этих двоих , начнут бежать из Ронтеля.
- Хорошо, если бы все... Но у многих хватит и смелости, и влияния, а, главное, наглости, чтобы начать выговаривать мне, насколько я не прав, отдав на растерзание толпе с улицы двух уважаемых людей.
- А вы собираетесь отдать их толпе?.. Их можно судить за казнокрадство, выявив попутно их сообщников - и лишить состояния способом, вполне подобающим приличиям... - тонкие светлые брови молодой королевы сошлись к переносице, - и жизни тоже. Их семьям можно позволить убраться, но не им самим - чтобы они стали строить козни за границей, и натравливать оттуда на нас всех, кого смогут. Ах да, нужно ведь еще указать, что писать завтрашним газетам: иначе они могут начать возмущаться дерзким поведением посланников черни. Они ведь несколько раз нарушили протокол и назвали окружение короля "премерзостным", и ушли без дозволения , повернувшись к королю спиной!.. - саркастическая усмешка на губах.
- Попытались уйти, - возразил король, но я им не позволил. Что же до газет, на самом деле все просто. Пусть пишут, чо король соблаговолил принять и выслушать представителей нации, как они себя называют, и согласился с одними из их предложений, другие же требуют более серьезной проработки. Насчет того же суда присяжных вполне здравая идея, опять же при соблюдении определенных условий. А вот указ о клевете, безосновательном поливании другого грязью я готов подписать прямо сейчас.
Аделита покивала задумчиво.
- И для того, чтобы пересмотреть бюджет Ронтеля и двора, собирать собрание не нужно...
- Сократить расходы на всех этих бездельников, список которых вы показали вчера? Подозреваю, что среди них есть и не бездельники, кто-то же убирает дворец, стирает белье, готовит пищу...
- О да, без сомнения. И здесь придет на помощь моя Берта и ее подруги. Уж они-то знают всю подноготную Ронтеля, как свои пять пальцев!
- Так где же они были раньше?
- Больше сотни лет Ронтель живет по заведенному укладу. Служанкам ли думать о том, чтобы все изменить?.. - Аделита вдруг распахнула глаза, ей пришла в голову новая мысль. - Сир! а ведь мы совсем забыли, что у нас с вами есть наши собственные земли. Земли, населенные великим множеством людей, земли, на которых стоят города. Ведь это можно применить к тому, чтобы создать там такие области, откуда мы сможем черпать верных надежных людей... Ох, правда, я размечталась - сейчас там, должно быть, управляющие чувствуют себя хозяевами и грабят все, что могут, пока есть возможность.
- Подозреваю, что воруют все, от министра финансов до последнего поваренка.
- Если украдет голодный мальчишка - его вешают, а если украдет министр финансов... - Аделита не договорила. - Мне совсем не жаль, если поварята будут есть бекон, купленный для королевского стола, просто всему есть пределы. О наших с вами, сир, парадных обедах мне уже рассказывали, что вся сотня ежедневно приготавливаемых блюд , к которым мы не притрагиваемся, уходит на рынки пары ближайших городков, к вящему довольству поваров. Эти ужасные парадные обеды!.. Сидеть, словно в зверинце, когда на тебя таращат глаза провинциальные дворяне, приехавшие ради чести полюбоваться на невиданное зрелище - король и королева за столом!.. - ее веер досадливо хлопнул. - Впрочем, это пустяки, главное - налоги и все эти "права гражданина"...
- Похоже, делегаты сами не представляют, как реализовать собственный проект. Это скорее набросок, а не чертеж, по которому можно что-либо сделать.

- Пусть предоставляют разработанный подробный план изменений. Кое-что, правда, мне удалось прочесть в их брошюрах, среди них есть и немало легальных - полагаю, вам это будет небезынтересно.
- Вот то, о чем я говорил, не хватает проработанности. Требовать, не не думать... Но среди их идей есть действительно здравые. Тем же судом присяжных стоит заняться даже до следующей встречи. По крайней мере это снимет с меня необходимость вникать в каждое дело на будущих процессах, которых, чует мое сердце, будет немало. Мы же действительно разворошили осиное гнездо этих казнокрадов, которые теперь будут уповать на древность своего рода, мол их предки всегда служили королям.
Аделита подала супругу листы бумаги, оставленные "небесным гостем".
- Вы это прочтете первым... я не раскрывала. Но, может быть, там есть что-то разумное?..
- Что еще за гость? - Его Величество удивленно поднял бровь. Ни о чем таком королева еще не рассказывала, может просто из-за того, что не было времени.
- Рассказ будет долгим, сир, и более всего мне хотелось бы, чтобы вы не усомнились в моем здравом рассудке...


Рассказ королевы получился долгим.
- Это просто невероятно, - только и смог произнести Его Величество. - Мне кажется, что я сплю.

Аделита кивнула, подняла было машинально руку - жест привычки поправлять высоко поднятые волосы - но рука встретила ткань скрывающего волосы покрывала, напоминавшего чем-то фату; она улыбнулась - привычки сильнее нового облика.
- Я уже успела понять, что за любые долги рано или поздно приходится расплачиваться... и быть в долгу у столь могучей силы мне не хочется.
- К тому же это похоже на ловушку. Сначала дать то, без чего потом не обойтись, а потом требовать за свои услуги все больше и больше. Но, если, как Вы говорите, у них есть возможность знать все, что происходит не зависимо от того, где именно, то какой у нас выбор?
- В том-то все и дело. Он и так может взять все, что хочет.
- Тогда я решительно ничего не понимаю.Когда то давно я слышал фразу - предложение, от которого нельзя отказаться. Похоже, это именно то.
- "Служба безопасности с неограниченными полномочиями", - повторила Аделита фразу, произнесенную гостем. - И люди, которые будут подчиняться, как самые верные вассалы. Если можно сделать кого-то таким... значит, нечто подобное можно сделать и со мною, и с вами, и с кем угодно. От такого не по себе. А еще вдобавок можно сделать наоборот?.. Сегодня такой слуга обожает меня, завтра, по щелчку пальцев , возненавидит и возжаждет уничтожить?.. Да, он прав, хорошо было бы иметь такую службу, но если уж думать о таких верных слугах и посланниках, я бы предпочла создать все это своими руками.
- Вы лучше меня знаете этого "небесного гостя". К тому же, после последних событий вопрос доверия кому бы то ни было самый насущный. Только сейчас я понял, чо во всем дворцовом окружении нет никого, кроме Вас, на кого я могу опереться.
- Вы еще не видели список двухсотпятидесяти голов, которые надо снести, чтобы провести великие реформы? Правда, он был напечатан давно.. уже не такой свежий, - Аделита мило и даже кокетливо улыбнулась, и достала из кармана платья листок бумаги, отпечатанный в типографии, подала супругу, - так вот, я там значусь первой. Вас там, к счастью, нет. Забавно, что многие мои враги оказались врагами и этих... реформаторов.
- Ну, Вашу голову мы сбережем. По крайней мере после сегодняшней аудиенции это перестало быть первоочередной проблемой. Посмотрим, как это проявится в будущем. Уже сейчас предвижу недовольство аристократии. А ведь у каждого из них своя, пусть небольшая, но армия. Я уже распорядился своей личной гвардии контролировать ситуацию, но стоит заранее отобрать верных генералов, чтобы они были готовы действовать без промедления. Ох уж и втянули Вы меня... Еще недавно моей самой большой проблемой была нехватка точных инструментов для обработки металла. А теперь с одной стороны аристократия с их вековыми привилегиями, с другой народ с их требованиями реформ, куча бездельников во дворце и на десерт таинственные пришельцы. В пору уйти в монастырь.
- Одна из фавориток вашего деда до того устала от светской жизни, что умоляла позволить ей уйти в монастырь... и, говорят - она была счастлива... впрочем, почему была?.. Кажется, она и поныне здравствует, хоть и в годах. Вы верно сказали об армии, правда, всем известно, что офицеров, сплошь знатных, не любят в их полках, ведь рядовые - сплошь простолюдины. А это значит, что кое-где полки могут повернуться против командиров-притеснителей. Знаете, сир, мне вдруг только что пришло в голову! Ведь двор непременно свяжет вашу благосклонность к бунтарям - и таинственную фаворитку! Начнут судачить, что потому король таит ее от всех, что она простолюдинка, она-то и внушила пагубные мысли королю, а может быть, она сама из вожаков бунтарей! - она рассмеялась звонким смехом.
- Что еще больше подогреет недовольство знати.
- Нам нужна надежная опора. Верные генералы... Есть и те, кто лично нам предан, но корыстолюбцев больше. Погодите, мне доносили о молодом военном, как его имя... - она побарабанила пальцами по мраморной столешнице, - Лартан Керен?.. Да, кажется. Интересно, что он в последние дни собирал старых товарищей по службе, все - из простонародья, и устроил лагерь близ поместья моей подруги, Анжоль, вы ее знаете - она вам представлена, это девушка с бескорыстным сердцем, ее уже пытались скомпроментировать передо мною...
- Хорошо. А я наведу о нем справки среди своих гвардейцев.
Внезапно, король обнял супругу, как тогда, в охотничьем домике.
- Похоже, моя дорогая, пришло время Вам "вернуться с вод".
- Пожалуй, вы правы, мой дражайший супруг. Но о фаворитке вам не стоит забывать!. - и она чмокнула короля в щеку - с видом лукавой и хитрой служанки, чью роль так любила играть в домашнем театре.
Последний раз редактировалось Eglenn Чт ноя 19, 2015 1:46 am, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
Eglenn
Активный участник
 
Сообщения: 3385
Зарегистрирован: Пн янв 16, 2012 1:59 am
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 70
Спасибо получено: 256 раз в 232 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Sven » Вт ноя 17, 2015 7:23 am

Вернувшиеся из Ронтеля гонцы, революционеров, встретились со своими товарищами, отпущенными с разобранных баррикад, в ночь, в университете. Более старшие товарищи отрезвили возмущённых парламентёров. В общем-то то чего просил король- этого было с достатком, ибо макулатуры из идей, с годами накопилось. Отобрав и подкорректировав наиболее здравые, в эту ночь, уже со следующего утра в канцелярию Его Величества, специальным курьером от инициативной группы, пошла корреспонденция с предложениями.

Налоговая реформа.
Назначается всеобщее налогообложение, формирующее бюджет, составляющее 9% от дохода каждого гражданина, как единственный законный сбор средств с населения. Фискальная функция (распределение бюджета) переходит в руки Национального Собрания, но без подтверждения короля, бюджет не может быть принят. Перед принятием решения о распределении бюджета, консулы (министры) назначаемые королём, отчитываются перед Нац Собранием, аргументированно доказывая свои доводы. Вопросы об изменении законодательства в вопросах налогообложения, могут обсуждаться в Нац Собрании, но принятие решений, только под подпись короля. Сбор налогов осуществляет Королевская служба по сбору налогов, подконтрольная королю и депутатам Нац Собрания.
П. Ребран

Судебная реформа.
Введение поместного (т.е. одного на деревню, одного на городской район) избираемого жителями суда. Избираются судьи, на должности работают год, до следующего избрания. Ограничений на переизбрание нет. Кандидаты регистрируются за месяц перед выборами и предоставляют (в городскую/поселковую директорию) всю необходимую информацию о себе. Жители посёлка или района голосуют за неделю до конца месяца, в случае равного количества голосов, проводятся новые туры, в течении всей последней недели, если потребуется. Жители выбирают от одного до нескольких судей (рекомендательно выбирать разных судей, для разбора разных дел: уголовных, гражданских, политических). Первое и главное требование к судье - беспристрастность. Любое лицо на заседании имеет право предложить отвод судьи от дела, аргументировав это. Решение по отводу принимается случайно подобранной, на каждое конкретное заседание, скамьёй присяжных.
Любой судья может быть уволен до срока, с последующим переизбранием, в случае злоупотреблений должностными полномочиями. Соответствующее заявление может подать любой житель данного села/района города и решение будет приниматься в течении недели на тайном голосовании всех жителей села/района города. Уволенный за злоупотребление полномочий судья не может переизбираться на эту должность, если не обжалует это решение в суде позднее.
Защиту подсудимых должны осуществлять специально обученные адвокаты, либо сам подсудимый по собственному желанию, которое он должен подтвердить перед присяжными заседателями, на заседании (во избежании злоупотребления этой нормой). Для этого, следует разрешить создание частных адвокатских контор. Либо осуществление адвокатской деятельности частным (обученным лицом).
Обвинение подсудимых, на суд. заседании должны аргументированно осуществлять избираемые на том же принципе (что и судьи) прокураторы. Подсудимый имеет право подать заявление на отвод прокуратора, аргументированно и на судебном заседании, решение принимают присяжные.
На уровне целых городов, формировать государственные апеляционные суды. Назначение верховного судьи осуществляется Национальным собранием и заверяется королём. Штат в апеляционные суды набирается верховным судьёй. Заявление на увольнение верховного судьи, может быть аргументированно подано в директорию, или в Нац. Собрание, через поместного депутата.
С.Л. Готье

Аграрная реформа.
По рациональной необходимости секуляризации, следует изъять из пользования Святой Церкви, земли, не занятые под культовыми зданиями (поселения, поля, леса, реки). Распределить эти земли между поместными, деревенскими сообществами.
Земли же, занятые под такими сооружениями, обложить разумным налогом в 9% от ежемесячного дохода церкви, в пользу государствееной казны. В таковом решении, исходим из того, что сами постулаты веры, могут быть оспоримы, но культ призывающий к созидательному труду и стремлению к общему благу, может быть полезен для Общества, а борьба с ним пагубна, по крайней мере на данном историческом этапе развития нашей цивилизации.
Исходя из полезности, на той же стадии развития цивилизации, частной собственности, в первую очередь в области землевладения, следует полностью пересмотреть имеющееся сейчас распределение.
1) Исходя из прав человека, все земли, занятые под деревнями изъять из собственности кого бы то нибыло, и передать в Общественное (общинное) пользование группой лиц проживающих в данных, конкретных деревнях. Группы эти, как правило, слаженные, сработанные и способные к саморегулированию, под верховенством закона государства.
2) Пахотные, винодельные и другие земли, при их обработке приносящие доход (включая рыболовецкие речные и морские хозяйства и лесные охотничьи хозяйства), принадлежащие ранее исключительно аристократии, так же распределить между поместными деревенскими Сообществами. Однако, следует, во избежании социального взрыва, в рамках компенсации, оставить от 10 до 20 % земель аристократическим родам, с правом продажи/аренды и привлечения на них, вольно-наёмных работников, для фактического осуществления доходности этих земель.
3) Королевские земли, считая государственными по традиционной форме, оставить как есть, но исходя из прав человека, сохранить права проживания и землепользования сообществ деревень и городов, расположенных на этих землях, на безвозмездной основе (исключая подоходный налог). А так же, для самообеспечения королевского двора, и снятия финансовой нагрузки от оного, государственной казны, закрепить за королём право продавать, сдавать в аренду свои земли, своим верноподданным, проживающим на данной земле (с учётом вышеозначенных прав каждого человека). Так же, пунктом дохода самообеспечивающего себя королевского двора, считать подоходный процент от внешней, морской и сухопутной торговли, взымаемый в виде таможенных сборов.
Л. Керен

Политическая реформа.
Главным законодательным органом в стране, становится Национальное Собрание, под несменяемым и пожизненным председательством короля и его наследников.
Королём же, осуществляется назначение консулов, однако помимо короля, консулы подотчётны Нац. Собранию. По решению Нац. Собрания консул может быть отведён, это решение он может оспорить в апеляционном суде. Король так же осуществляет верховную исполнительную власть, являясь верховным главнокомандующим армии и флота.
Внешне-политические вопросы решаются на уровне консула по внешней политике, кроме вопросов мира и войны, которые решаются Нац. Собранием и королём. Исключение составляет оборонительная война, по древне-номской формуле "за очаги и алтари", считающаяся священной. В этом случае, решение подписывает только король, дабы сэкономить время.
Депутаты в Национальное Собрание, избираются от каждой директории (города/сельские районы). Кандидаты регистрируются на выборы за 3 месяца до выборов, в государственной Директории. Они обязаны предоставить всю необходимую информацию о себе, для общего пользования избирателей. Избирают своего поместного депутата все подданные короля проживающие на данной территории, от 18 лет от роду.
Избирается депутат Нац. Собрания сроком на 1 год, без права переизбрания, но доказав свою пользу государству в Нац. Собрании, по истечению своего срока депутатства, он имеет право подать прошение королю, и по оному решению может быть включён в состав Почётных Сенаторов, несущих консультативные функции (и потому имеющие право голоса) в Нац. Собрании. В случае же злоупотреблении доверием подданых короля, избравших депутата, самим депутатом, по решению короля он может быть исключён из Нац. Собрания, а дальше, его дело будет рассматривать поместный суд от той директории, где избирался депутат. Дела коррупции, рассматривать как уголовные преступления, с применением высшей меры наказания - казни, к осуждённому по решению суда.
Жалобы на депутатов, положено подавать в поместную Директорию.
Директории. Формируемый Нац. Собранием государственный орган регистрации и канцелярских дел, на местах, но подконтрольный и подотчётный только королю и королевской канцелярии.
Ж. Рабастан

Реформа армии.
* На принципиально новых кретериях, создать новую, национальную армию Бертилии, без каких-либо правил, делящих подданных Бертильской короны на сословия.
* Объеденить имеющиеся королевские, военные образовательные учреждения, в государственную сеть с централизованным командованием, взаимодействующим с генеральным штабом. Обеспечить бесплатный доступ к прохождению обучения каждому подданному короля.
* Сформировать гражданскую службу тыла и военную жандармерию, обеспечивающую, по всей стране, деятельность сети станций снабжения и складов снабжения войск, а так же станций военной и гражданской корреспонденции.
* Сформировать национальные призывные пункты, для ведения делопроизводства, учёта и призыва и на этой базе ввести всеобщую воинскую обязанность, с распределением призывников по возрастным классам:
1-й класс 20 лет, обязательная годовая служба, с выходом в запас, по истечению годового срока.
2-й класс 21 год, добровольная служба в действующей армии в срок от 1 до 4-х лет, по правовому договору между подданным Бертильской короны и армией Бертилии.
3-й класс, 22 года; 4-й класс 23 года; 5-й класс, 24 года - обязательные прохождения военной подготовки, в течении месяца, раз в год.
В случае войны, государство может призывать население, по классам призывов, выход за рамки этой системы считать всеобщей мобилизацией и крайней необходимостью государства, зависящей от верховного главно-командующего - короля.
* Проводить набор солдат и их распределение, исключительно по физическим параметрам, в особенности по показаниям к здоровью призывников.
* Ввести военно-полевой суд, при взаимодействии с военной жандармерией.
* Ввести сеть военно-медицинских учреждений.
* Сформировать части Бертильского Иностранного Легиона, для иностранных лиц изъявивших желание служить Бертильской короне, с исключительно бертильским офицерским корпусом.
Л. Керен

Реформа полиции.
На основе королевской полиции, следует сформировать Национальную Жандармерию, под руководством соответствующего консула. К имеющейся иерархии добавить сеть образовательных учреждений, с обязательным 2-х летним периодом обучения для рядовых служащих (с изучением основ права, этикета делового общения с подданными короля и введением в профессиональную деятельность) и 6-ти летним сроком обучения, для офицерского корпуса (с возможностью параллельного несения службы и обучения по заочной форме). Сформировать, пр каждом участке, корпус инспекторов и дознавателей, для ведения расследований.
Р. Бертино

Экономическая реформа.
1) Создать центральный государственный банк, с правом предоставления займов населению, возможность осуществления вкладов и покупку ценных бумаг у государства.
2) Отказываясь от прежних форм сословных ограничений, основываясь на правах человека, позволить развитие частного бизнеса во внешней и внутренней торговле, оставляя контроль государства, в виде фиска и норм правового регулирования правил ведения бизнеса.
3) Сформировать национальный резервный запас золота, под контролем казначейства с правом нерегламентируемой (в том числе внезапной) инспекции, со стороны короля.
А. Клодье

Социальная реформа.
1) Сформировать сеть государственных, бесплатных, образовательных учреждений для свободного доступа к образованию всех подданных короны. При финансировании из бюджета страны.
2) Сформировать сеть государственных, бесплатных, медицинских учреждений, для обеспечения подданных Бертильской короны необходимым медицинским осмотром и лечением, в случае необходимости.

Реформа прессы.
Сформировать единую общественную газету, при финансировании из бюджета, строжайше фиксированными 3% оного, без права повышать, понижать или урезать это финансирование у кого бы то нибыло, дабы ни государство, ни какие-либо конкретные лица, не имели возможность влиять на мнение общества, через это издание.
Способствовать быстрому распространению еженедельников и ежедневников этого периодического издания.
Моральный облик статей и корреспондентов, публицистов и их работ; обязан соответствовать общечеловеческим, морально-этическим нормам и не выходить за рамки приличий.
Исходя из того, что только такая Общественная пресса, финансируемая обществом из налогов и ускользающая из под чьего бы то нибыло влияния, является единственным объективным источником информации для общества, с других частных изданий, снять цензурные ограничения и считать их частным мнением издателей:
1) С правом порицания, в том числе со стороны Общественной газеты
2) Исключая цензуру, в отношении вопросов безопасности:
2.1 Государства и порядка управления
2.2 Королевского Двора
2.3 Секуляризации в обществе, дабы на сих реформах, не набивали себе очки разные, в том числе иностранные религиозные формации.
П. Лебель
Последний раз редактировалось Sven Вт ноя 17, 2015 2:50 pm, всего редактировалось 2 раз(а).
Sven
underground master
 
Сообщения: 5967
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 3:22 pm
Cпасибо сказано: 306
Спасибо получено: 436 раз в 334 сообщениях

За это сообщение пользователю Sven "Спасибо" сказали
Eglenn, Джулия Кори

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Rod O'Sheen » Вт ноя 17, 2015 12:42 pm

А на следующий после приема делегатов день газеты вышли с сенсационной для своего времени статьей о том, что Его Величество рассмотрел предложения представителей нации. Сообщалось об учреждении суда присяжных, рассмотрении прочих инициатив и возможном, при соответствующей подготовке, первом созыве национального собрания из выборных представителей разных сословий. Сроки не указывались, так как такие судьбоносные для страны решения требуют серьезной подготовки. Особое внимание уделялось аресту двух известнейших дворян по подозрению в казнокрадстве. Так же сообщалось, что Его Величество подписал указ о честном имени, запрещающий под страхом крупного штрафа или же тюремного заключения сроком на год распространение неподтвержденных слухов, а попросту клеветы, о ком бы то ни было.
Тем временем в Ронтеле было не протолкнуться от возмущенных дворян, но королевская гвардия держала ситуацию под контролем. Слухи ходили разные, и что король пошел на поводу у простонародья, и о самодурстве, попытке самоутвердиться за счет представителей древних родов. Так же судачили о новой любовнице короля, но ее имя не называлось.
Изображение
Аватара пользователя
Rod O'Sheen
Активный участник
 
Сообщения: 241
Зарегистрирован: Чт фев 09, 2012 12:38 am
Cпасибо сказано: 17
Спасибо получено: 21 раз в 16 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Эйрис ап Эйлунд » Ср ноя 18, 2015 3:38 pm

Она и подумать не могла, что в её руках родиться нечто подобное. На самом деле это было куда проще чем можно было себе представить. Не нужно было ждать когда разрастется определенный штамм... Вирус который сейчас лежал перед ней в баночке был самым обычным. Едва ли смертельным сам по себе. Но позволяющий получить куда больший урон от банального ветерка. Здесь был верх антисанитарии по сравнению с тем, что привыкла видеть девушка. Можно было взять с любого места пробу и получить столько всевозможных микроорганизмов, что невольно начинаешь удивляться, как они все здесь не поумирали. А ответ был - иммунитет. Выработанный годами. Оставалось только решить, как и с какой концентрацией распределять данную вещь. Своего рода легкий иммунодефицит. Не тот страшный, с которым трудновато было бороться. Но всё же достаточно сложный для данного времени.
- На боевыми действиями всегда приходит большая ответственность. Приходят боль, страх... болезни. - Хоть где-то она могла быть полезной. Целое поле того чтоб проверить свои идеи на деле. А кто проверит? Никто. Беатрис на секунду удивилась своим жестоким мыслям, но тут же осеклась. Ведь это не на всегда. Это лечится достаточно просто. А главное, первое правило - никогда не используй вирус, не имея антидот. И он у неё был. В другой коробочке. Теперь нужно было чтоб Сергиос и Эрик помоги. Быть может дождь с данным вирусом сможет охватить больший радиус.
Пусть галактика горит огнём!
Изображение
Аватара пользователя
Эйрис ап Эйлунд
Инквизитор, занят ловлей еретиков
 
Сообщения: 1185
Зарегистрирован: Ср дек 28, 2011 5:23 pm
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 132
Спасибо получено: 168 раз в 130 сообщениях

За это сообщение пользователю Эйрис ап Эйлунд "Спасибо" сказали
Эрик Гримнар

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Kolman » Сб ноя 21, 2015 8:27 pm

Руперт Геринг был мрачен. Сегодня его младший брат Людвиг отдал ему половину долга. Само по себе это было хорошо, но это означало, что брат получил значительно бОльший доход от рейса, не смотря на то, что шхуны не удалялись друг от друга больше чем на полсотни миль.
Как оказалось, Людвиг продал северным дикарям три бочёнка водки за равный вес мехов. А теперь ещё и предложил буксировать "Зверобой" Руперта своим баркасом в счёт долга. Людвиг предложил цену ниже, чем начальник порта. К тому же с показным великодушием сказал, что выведет "Зверобоя" в море первым. Своего баркаса на "Зверобое" не было, а катер для буксировки был мал. Руперт ответил:
- Я арендую у тебя баркас в счёт долга. Гребцы у меня есть свои.
Людвиг назвал цену, браться договорились. Сказать, что они не любили друг друга, было бы слишком мягко. Каждый вцепился бы в глотку брату за малейшую обиду, но обоим было выгодно держаться вместе, поэтому ни тот ни другой не обостряли отношений.
"Зверобою" было уже больше пятнадцати лет, а Руперту он принадлежал пять. Это была трёхмачтовая гафельная шхуна 200 тонн водоизмещения, вместимостью 80 б.р.т. Людвиг из кожи вон лез, чтобы не отстать от брата, но накопить разницу в цене, между старой и новой шхунами не получалось. Два года назад он взял у Руперта кредит под 10% в год (вполне братские условия), продал бывшую у него тогда двухмачтовую шхуну "Север" и купил марсельную шхуну водоизмещением 210 тонн, которую назвал "Промысел". Баркас же, который так пригождался братьям, был построен 10 лет назад экипажем "Севера" и Людвиг не стал его продавать, хотя из-за него имел меньше, чем у Руперта, промысловых шлюпок.
Последние три рейса Руперт был лидером. Это объяснялось просто: ему сопутствовала удача. Лидером он будет и в этот раз. А если удача отвернётся, Людвиг не преминет это заметить, и тогда в следующий рейс Руперт пойдёт у него в кильватере.
Итак, добыча была продана, текущий ремонт закончен, загружались закупленные материалы, уволенные на берег матросы и охотники должны вернуться до полуночи. Утром - в рейс.
За мир и покой приходится платить. Это аксиома. Платить деньгами или кровью, всеобщей воинской обязанностью или всеобщим унижением. Кому чем нравится.
Аватара пользователя
Kolman
Гарцующий дредноут
 
Сообщения: 2275
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 3:22 pm
Cпасибо сказано: 58
Спасибо получено: 115 раз в 93 сообщениях

За это сообщение пользователю Kolman "Спасибо" сказали
Джулия Кори

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Sven » Сб ноя 21, 2015 10:34 pm

Ч.1
О том, как порой мужчины любили показать себя с красивой стороны, Анжоль знала не понаслышке. Собственно это было самым прекрасным жестом с их сторон. Но вот въезд в здание да на лошади...
"Матушка бы убила меня за испорченный пол и двери."
Размышляя об этом она совсем пропустила разговоры мужчин. Когда-то этот дом принадлежал одному из людей её отца. Он следил за частью владений и при нем был небольшой поселок. Но из всех зданий осталось только это. После того все пожирающего бунта мало чего осталось...
- О, я помню это место, вы выбрали чудесное место для своего лагеря. - Это звучало скорее как щебетание маленькой девочки, которую взяли на смотр войск.
Так как Лартан сидел не на самом седле, а лишь на подстилке позади, ему и легче было быстрее соскачить с коня. Проделав этот несложный трюк, буквально одним движением руки, лежащей на талии девушки, он применил вторую руку, помогая ей спуститься. Он уже прекрасно знал, что она не плохо держится в седле сама, ведь по мере их поездки, было вполне естественно осознать, что подстраховка его в общем-то была не нужна, и исходя из этого, можно было бы предположить, что она с лёгкостью спуститься сама, но тут, помимо некой куртуазности, был и сугубо личностный волевой момент, ибо Керен любил всё контролировать, это было его маленькой-большой страстью. В этот момент, как будто из ниоткуда, появился вошедший со спины (через дверь) офицер, высокий с чрезвычайно благородным видом. Улыбаясь, он взял коня под уздцы.
- Вечер добрый, мон колонель! – Бодро произнёс он, но в речи ощущалось чувство такта. Лартан же снова, страстно буравил своим взором, глазки прекрасной девушки, но ни без труда пересилил себя и взглянул радостно на офицера.
- Мой добрый Колан. Познакомьтесь, - он чуть приподнял свою руку, в которой держал ручку девушки, как бы указывая на неё.
- Мадемуазель Анжоль Рене Латур, дочь хозяина этих земель, где мы устроили наш небольшой балаган. А это – он повернулся к девушке и указал второй, свободной рукой на офицера,
- мой адъютант, Жосер Лебьен Ревье, маркиз де Колан. – Сам род Лартана и близок не был к титулам маркизов, но он намеренно избрал себе адъютанта, человека блестяще разбирающегося в манерах и близкого ко двору, что тот и доказал, сделав изумительный лёгкий поклон, после чего он заговорил.
- Мон колонель, вас ожидает наверху ваш кабинет и письмо от мсье Сер… Сергиоса, простите. А так же я взял на себя смелость и принял ключ, пришедший с письмом и грузом. Этот господин снабдил нас вооружением, лёгкого типа, и все отчёты по приёму, лежат на вашем столе. Вместе с тем, - он достал одну руку из-за спины, в ней была бумага, - я взял на себя смелость составить именные списки нашей сводной роты, рекруты набраны.
В этот момент, под закат, на улице прогремел бой барабанов, и зазвучали шаги марша. Лартан отпустил руку Анжоль, и с улыбкой подошёл к окну. Он снял свою двууголку, дав свободу длинным волосам.
- Потрясающе, - вот умудрялся Керен говорить таким тоном, что вроде бы и коротко и сжато, но в самой интонации ощущался целый букет эмоций. – Мои гренадеры на марше!
К нему подошёл адъютант.
- Вечерний развод караулов, мон колонель. – Он по прежнему держался более чем аристократично, со своей осанкой и высоким воротом, после чего бросил оценивающий взгляд на Рене, впрочем то была оценка, которую даже Рене могла и не встречать, ибо во взгляде можно было прочитать предельную холодность, столь не свойственную многим и многим молодым людям, которые бросали свои взгляды на неё.
- Что ж, славно друг мой. Вы свободны. – Столь же быстро и, чёрт возьми харизматично, сказал и отрезал полковник. Склонив голову, адъютант поспешно удалился, его ждала личная палатка штаба полка, весьма комфортная, где он собирался ещё принять под роспись на службу маркитантский корпус и начать приёмку бумаг-заявлений на вступление в ротную военную жандармерию, вместе с собой, Колан вывел и коня. Постепенно уже начало темнеть. Керен резко развернулся к Рене и быстро заговорил с улыбкой, а глаза его блестели.
- Поднимемся же на второй этаж? Там мы ещё успеем настигнуть дивный вид заходящего солнца!
Соскальзывая с седла, поправляя подол и платок на плечах, она коротко вздохнула. Она едва ли привыкла что в обществе такого количества мужчин представала в платье. На балах было совсем другое, там были другие, не такие вот. Там были их жены, матеря, подруги. Каждый норовил утащить в угол чтоб коротко поцеловать. Сейчас она видела совсем другой мир. Смесь чинов, простоты и величия. И этот человек. Лартан. Сколько же в нем наверное шумело пожаров, сколько горячности было в этих темных глазах, наверняка сводивших с ума не одну девушку. И всё же Анжоль сопротивлялась этому. Потому что в голове занозами сидели совершенно другие вещи. Она помнила как внутри всё дрожало увидев его маску в Опере. Предчувствие?
Когда её представили маркизу, она лишь коротко улыбнулась и тут же внимательно посмотрела на Жосера. Не то, чтоб из учтивости она листала геральдическую книгу и водила пальцами по портретам. Глупая вещь была эта книга. Едва ли правдоподобна по части внешности, но архивариус всегда усердно записывал и вносил поправки. Уж откуда это он брал, но последние добавления были уже простым текстом.
-Мьсе де Колан, весьма польщена знакомством. - Книксен и короткий вздох. Ей куда было интереснее смотреть по сторонам и изучать всё происходящее, а потому, при разговоре Рене едва ли участвовала, лишь слушала обходя холл и вдыхая чуть пыльный воздух. Здесь было достаточно чисто для дома который бросили давно. Однако бой барабанов заставил её задержать дыхание. Едва сдерживая порыв, она сжала в пальцах края платка и прикусила губу. Её потеряют в Левлит, её потеряет старая компаньонка которая следила за порядком в доме теперь. Наверняка она уже послала письмо матушке в город с тревожной вестью. Но та едва ли отреагирует, будучи смертельно обиженной. Глядя перед собой, на спину мужчины, на его волосы что блеснули в лучах заходящего солнца, Анжоль лишь снова задержала дыхание и опустила голову. Уехать так далеко от того места, в котором было много боли, разочарование в себе самой, чтоб снова очутиться в обществе человека который был ниточкой с Клевуром. Поймав на себе взгляд маркиза, Рене лишь сильнее нахмурилась. Но не потому, что её обожгло холодностью. Отнюдь. Едва ли кто-то раньше смотрел на неё так. Даже все уважающие себя франты бывающие при дворе и встречающие её на балах одаривали скорее снисходительной улыбкой. Простушка из Левлит... когда к ней приклеилось это? Наверное в то же время, как встретила королеву. Едва уловив движение Лартана, пропустив уход маркиза, Анжоль удивленно посмотрела на мужчину. Разве она уже не нарушила уйму правил, согласившись на подобное похищение? Так к чему теперь делать из себя мышку...
-Вы больше любите закат. Знаете, он придает вашему внешнему виду особый шарм. Идемте же, покажете мне за одно и на сколько далеко ушли ваши планы по освоению этой земли.
Он приподнял одну бровь, изучающе, но по-прежнему с лёгкой улыбкой глядя на свою спутницу. Девушка показалась ему немало поэтичной, в своей натуре, что Лартан находил достаточно занятным. Держа в руке двууголку, он широкими шагами прошёлся до лестницы и начал подниматься, лишь кратко отметив.
- Прошу за мной. – Собственно в этом доме, он был в первый раз, и не мог не отметить его любопытное расположение в этой местности, однако для него этот дом, едва ли чем-то отличался от любых других, штабных палаток, домов или землянок, которые приходилось ему занимать. Быстрым движением, он распахнул дверь и на мгновение замер. Тут было всё как он любил, хорошо знавший его Колан, имеющий некоторую толику педантичности, в обстановке кабинета ответил всем притязаниям Лартана. Простой но крепкий стол перед окном, перед ним стоящий стул. В стороне у стены стояла небольшая бочка с водой, а рядом с ней палка для снятия кавалерийских сапог и деревянное корытце. На стене перед бочкой висело два полотенца. С другой стороны, у другой соответственно стены, стояла небольшая одноместная кровать, сложенная из дерева, на которой по военному аскетично, но в состоянии предельного порядка, лежала дешёвая, серая, суконная постель. В общем-то, комната больше походила на монашескую келью, но таковы были всегда временные пристанища Керена, ещё с самого начала его карьеры, со времён обучения в королевской академии. Лартан прошёл к столу, ибо на нём было самое интересное. Лучи солнца, медленно заходящего за горизонт, и чудом подарившего свой свет, в этот облачный день, падали прямо на стопку бумаг. И тут заработал мозг, рационально рассчитывая по секунде, Керен пробегал глазами по каждой из бумаг… отчёт об оружии, сабли, штыки, боеприпасы, отчёт об установке палаток и списки рекрутов. Замечательно, - думал он, не даром собрал офицеров, на своё усмотрение. Всё должно было работать как часы, и он всегда считал, что с армией в зависимости от подбора людей, такое тоже можно провернуть, что он и доказал сам себе в воплощении этой роты, доселе невиданной во всём мире, благо ни кто из власть имущих иностранцев, об этом не знал ничего.
Лартан сбросил шинель доставая из её внутреннего кармана ещё бумаги и выложив бумаги на стол, повесил шинель на борт кровати.
- Ваша земля, меня мало интересует, по сему планов на неё у меня нет, и можете не тревожиться, по этому поводу. Плюс к тому, мы почти готовы, и я надеюсь, в скором времени я добьюсь передислокации. – Он положил двууголку на край стола, а сверху на неё уложил перчатки. После чего, Лартан повернулся к девушке, и она могла наблюдать, как мина предельного сосредоточения сменяется ликом наслаждения, ибо он наслаждался её красотой в это мгновение, слегка опустив голову и улыбнувшись.
- Вы сказали, что я люблю закат… но я не считаю, что можно любить естественные явления природы – он медленно начал подходить ближе, отходя от стола, - но закатом можно насладиться, однако я понял сейчас как сложно наслаждаться красотами природы, когда рядом создание, что столь ярко затмевает сии красоты.
Тут-то когда часть лучей, падала и на неё, он разглядел в Анжоль что-то странное, словно бы она пребывала во внутренней борьбе. Хочешь не хочешь, а часто побывав на полях сражений, научишься многое видеть в лицах людей, если конечно это не столь же стальные военные, как и сам Лартан и те люди, которых он уважал в бою и набрал в эту самую роту. Нахмурившись, он остановился, в почтительных двух шагах от Рене и положил руку на пояс, после чего отстранённо и резко взглянул через окно, как бы таким жестом подойдя и присоединившись к ней, в созерцании вида заката, через окно.
Закрывая глаза, когда перед лицом было уходящее солнце. Цвет крови, страсти... жажды. Всего раз оно бывало таким - когда уходило, сменяясь на ночное небо. Закрывая глаза на закате, Анжоль думала о проходящем величии королей, о том как ничтожны их жизни в краткий миг триумфа. Она думала о том прекрасном вкусе победы, едва ли заметном, но так или иначе. Поднимаясь за мужчиной и подбирая юбки, чтоб не споткнуться, она едва ли думала о чем-то, кроме сегодняшнего дня. Входя в комнату и окидывая всё взглядом, она не сморщилась, как сделали бы её сестры при виде обстановки. Лишь с любопытством прикусила губу и прищурилась.
-Вы довольно аскетичный. Восхитительно. - Теплая улыбка на миг и она направилась медленно блуждать по комнате, оставляя мужчину погруженным в свои бумаги. Серьезность с которой его глаза пробегали по строкам и расчетам, Анжоль украдкой поглядывала на него, думая о том, что в Клевуре остался ещё мальчишка с юношеским максимализмом. Наверное будь он чуточку серьезней, он наверное выглядел бы именно так. Или не так. В тот раз, в ту смерть, королева научила её одному. Тому, что даже защита венценосной особы едва ли имеет цену. Она пыталась спасти ту кем дорожила, а вместо этого лишь всё испортила.
- Я едва ли тревожусь сейчас о том, что какая-то малая часть земель занята. На восстановление всего уйдут годы. Да и... едва ли теперь кому-то помешает факт того что это мои земли.
Такова была правда. Многие знали что с последнего бунта большая часть почвы не обрабатывалась. Поросла бурьяном и не отслеживалась. То, что делала Анжоль было каплей в море. Она лишь пряталась от своего страха. А потому когда до слуха Рене дошли слова о красоте, она лишь вздохнула, глядя в окно. Распахивая оконную раму и впуская в комнату ветер, девушка чуть повернула голову и посмотрела на лицо мужчины.
-Вы просто никогда не видели закат. - Тихий шепот. Касание его руки и снова взгляд на алый диск солнца. Медленное стремление к горизонту. Теплый ветерок коснулся волос и Анжоль закрыла глаза вдыхая сладость вечера. - Каждый раз, словно обливая всё вокруг своей кровью, солнце ласкает нас слабеющими лучами. В какой-то миг всё становится красным, небо вспыхивает пожаром и облака, летящие сквозь время, впитывают в себя красоту последнего мгновения. Так происходит лишь краткие моменты. Всегда нужно успеть уловить этот миг...
Золотистые волосы, которые лизнул ветер засверкали в уходящих лучах. Она рассказывала о том, за что любила закат. Человеку которого едва знала. Она держала его за руку, до тех пор, пока последняя полоса солнца не скрылась за горизонтом. А потом отступила назад.
- Красота людей ничто по сравнению с природой.
Когда девушка заговорила, Керен вновь перевёл на неё свой взгляд, после чего смотрел на неё неотрывно. В его взгляде был странный букет эмоций, и почти каждая деталь движения, слова и отпечатка в глазах, запечатлелись на его душе. Керен читал её, он заметил отсутствие заинтересованности, и в голове его словно бы дробью прогремели боевые барабаны пехотных полков фузилёров. От той страсти, что сжигала из его глаза, не осталось и следа, и теперь на Рене смотрел, казалось либо чистый зверь, на деле же просто принявший ряд решений мужчина. Он сцепил руки за спиной, и отошёл к окну, нахмурившись. Во дворе, тишину прервал топот копыт, после чего стук бегущих сапогов огласил весь дом и через открытую дверь вбежал всадник, по новой драгунской форме, которую ввёл Керен.
- Мон колонель – запыхавшись начал он, - депеша.
Лартан бросил боковой взор и протянул руку в его сторону, возвращая взор к горизонту. Драгун подошёл и вручил командиру бумагу, после чего посмотрел на девушку, и в глазах его она могла заметить удивление и капельку куража и задора.
- Свободны. – Голос Керена был подобен молнии, беспощадной, резкой и драгун вскоре покинул штаб. Лартан бегло пробежался по строкам, и упустив начало, продолжал читать уже вслух.
- ...построили баррикады, были окружены силами королевской полиции, но после переговоров, мятежники послали парламентёров в Ронталь. Остальные были амнистированы, по высочайшему приказу генерал-лейтенанта полиции. Однако, - ни смотря на удивительные вещи о которых он читал в донесении, полученном его солдатами с одной из станций неподалёку.
- Не плохой день, для изменения истории… - после чего он вновь посмотрел на листок и продолжил читать.
- Ситуация в городе стабилизировалась, парламентёры вернулись из Ронталя живые и здоровые, - он размышлял, кто из его друзей мог быть там. Сложив бумагу вчетверо, он развернулся к Анжоль, в его взгляде по прежнему был тот же скепсис и бесчувствие, с которым он разорвал их зрительный контакт чуть ранее, после чего он заговорил.
- Итак, теперь вы в курсе, как используются ваши земли, миледи. А теперь, я готов предоставить вам коня и сопровождение, что бы вы отправились домой, я же отправляюсь в Клевур. – После этой фразы он надел свою двууголку, а потом подошёл к кровати и подняв шинель, набросил её себе на плечи.
Всё это. То, как садилось солнце, касание чужой руки. Всё это оставляет свой отпечаток. Смотреть закат с другим человеком слишком... тонко. Внутри как и всегда рвались тысячи пламенных речей, миллионы слов и мыслей сбивались в кучу и алыми брызгами прожигали душу. Она всегда играла. Притворялась, убегала... лгала своей королеве. Смеялась с мальчишками, пугая высокородных дам. А теперь от ребячливости остался лишь взгляд. Да стук сердца.
-Вы научите меня владеть шпагой? - Её вопрос прозвучал звонко. Пожалуй слишком звонко для ситуации. Ровно в тот момент когда сообщили о депеше. Горло от чего-то перехватило и пересохло в нем. От одного только слова и взгляда.
«От чего же во мне всё так стынет.»
А затем это прочтение строк, которые острыми лезвиями впивались в сердце. Они решились. Они сделали. Мятеж. Срывая платок с шеи по мере услышанного, Анжоль комкала его в руках. Только лишь бы пальцы не дрожали, лишь бы не сказать лишнего. На миг в её глазах появился бешеный блеск, внутри девушки, вспыхнула злость и отчаяние. Так свойственная ей вспыльчивость. Ей вспомнились слова Волка. Он был так убедителен в своих суждениях. Казалось кольцо оставленное им обожгло кожу. И всё же перед ней был совершенно иной человек. Тот за кем действительно пойдут. Тот, за кем хотелось пойти.
-Там... были мои друзья. - Губы Рене не дрожали, она говорила без горечи, но мягко. - Мальчишки, которые ради идеи готовы идти до самого конца.
Положив платок на стол и перехватив собственное запястье, девушка опустила голову, глядя в пол и едва дыша. Словно бы стоя перед злым отцом, отвечая за провинность. Сейчас она и не старалась держать свои эмоции. Она злилась. Её плечи мелко задрожали, но она посмотрела на Лартана полным гнева взглядом.
- Сопровождение оставьте для девиц. Достаточно лишь коня. Вы вольны оставаться здесь сколько вам будет угодно. Вы гости, благословленные самой судьбой. Спасибо вам за гостеприимство, сударь. - В этот раз глубокий реверанс, от чего Рене смотрела теперь снизу вверх. Она тоже знала толк, в красивых жестах. Анжоль не верила, что всё что произошло на баррикадах, не обошлось без венценосной подруги. Той, которая готова была грудью защитить несостоявшегося убийцу. Узнай хоть кто-нибудь из них о том кто она, как повели бы себя. Что сделали бы недавние студенты, потерявшие своих товарищей. Готовы ли были мириться те, кто вел их за руку к такому, с тем фактом что всё решилось полюбовно. А это значит что не все решились пойти против власти. А это значит, те кто больше всего того хотел, закрылись по своим домам и сидели закрыв глаза и уши. От этого кипело всё внутри.
«И это я... Кто так радела за свободу.»
Подбирая юбки и направляясь к выходу из комнаты, Анжоль держала голову ровно, словно и не теряла самообладание. Словно и не было этого пламени внутри.
Просьба обучить её фехтованию, заставила Лартана задуматься над тем, кем на самом деле была Анжоль, всё же то что она явно многое скрывала – было очевидно. Но потом, её реакция на чтение Лартана и его слова обращённые к ней, прибавила к забавам этого человека. Как будто нелюдь, сидел внутри невысокого Лартана Керена, и именно он, будто бы из глубины души, с лёгкой усмешкой смотрел за целым букетом эмоций девушки.
- Ваше право, миледи, значит вашим сопровождением в Клевур буду я. – С этими словами он направился вниз. Они оба вышли на улицу, и Лартан крикунул.
- Мерион, Колан, ко мне! – Пока его команды выполнялись, он вновь обратил взор к девушке.
- Там наверняка были и мои друзья, преподаватели университета, публицисты, надеюсь ни кто из них не погиб. Но по предварительным данным – он похлопал себя по карману где была депеша, - погибло всего несколько десятков, допустимые потери, - холод его глаз отражал холод слов, что впрочем, можно было ожидать, от человека, который не раз и не два видел в жизни, как за один день погибают тысячи молодых людей. С другой стороны подбегали держа коней под уздцы офицеры, которых вызвал Керен.
- Глупцы, - проворчал он себе под нос, глядя на приближающихся офицеров, но говорил он явно не о них.
- Колан со мной, Мерион ты тоже, - Керен вытянул руку с указательным пальцем, указывая на Мериона – подними наших конно-гренадеров.
Сын трактирщика лишь кивнул и побежал выполнять приказ, а Колан учтиво молчал и лишь пытался найти причину столь волнительного, по факту боевого настроя Керена, ибо таким он его видел только перед сражениями. Ответы Колан попытался увидеть так же в лице Рене, но спрашивать, учтиво не решался. А Лартан, буквально взлетел в седло своего коня. И вот он уже держался на нём, словно неотрывное единое целое, всадник и конь. Зрачки его глаз были устремлены туда, где когда-то было солнце и блеск их в общей тени, будто бы воистину отражал демонический свет, - отражая факелы. Он молчал. Его душа сейчас разрывалась в терзаниях, но он умел выбросить в бездну любые чувства и терзания, тем более когда представился столь прекрасный случай подумать о насущном. Не смотря на Анжоль и вообще избегая на неё смотреть, он добавил, столь же быстро и лаконично.
- В городе всё закончилось, поэтому советую вам спокойно передвигаться по нему и не привлекать лишнего внимания. Ищите своих… друзей, надеюсь вы не будете расстроены. – Наконец подошёл Мерион, с двумя лошадьми, поводья от одной из которых, он протянул девушке, а сам взобрался на вторую. За его спиной показалось десять всадников.
- Мы отправимся в университет. – Было неясно кому он это сказал, ибо по прежнему, Керен был в своей военно-моральной скорлупе.
Она ничего не ответила, она сейчас вообще старалась больше молчать. Ехать в платье крестьянки? А от чего бы и нет. Какой её только не видели в городе. А вот такой нет. А потому когда ей подвели коня, она сначала провела рукой по его холке, коснулась щекой теплого бока, улавливая сердцебиение. Анжоль любила лошадей. А потому подходя и заглядывая в глаза животному тепло улыбнулась. И лишь после этого без какого либо труда вскочила в седло. Так она чувствовала себя куда уверенней, не смотря на то, что юбка мешала, куда больше чем когда они ехали спокойно. А потому треск подола и облегченный вздох.
-Лучше было бы если бы я была в другой одежде. - Наверное тревога её передалась и лошади. Переступая с ноги на ногу, она начала пятиться, словно готовая вот-вот скинуть всадницу. Но Анжоль только пощелкала языком и склонилась, касаясь волосами мощной шеи. - Тише. Не каждый раз, наверное ты возишь девушку. Господин Лартан... вы можете ошибаться. Всё закончилось там, но не начиналось здесь. И единственный друг, который действительно был мне важен, мне хочется верить уже под надежной охраной.
Ничего не ответив, колонель внезапно сорвался с места и пустил галопом своего коня в сторону дороги. Перед этим, его лицо озарилось гневным оскалом. Страстный южанин был готов лично пристрелить того, о ком говорила эта девушка. Мерион звонко рассмеялся своим глубоким баритоном, совершенно не понимая что происходит, впрочем Мерион был из тех людей, кому всегда было наплевать, он любил красавиц и вино, но ещё больше он любил скачки, поэтому подняв вверх руку, этот здоровый кудрявый парень крикнул.
- За Кереном, господа! - Пожалуй, этому кавалеристу ещё не хватало бы сейчас бутылки игристого вина в руке, как он был рад этим скачкам на ночь глядя. Выдержав проскакивающий мимо отряд, удерживая своего коня, Колан продолжал удивлённо на всех смотреть, но потом обречённо вздохнул и посмотрел на девушку.
- Приношу извинения, миледи, ради всевышнего, не отставайте. - Он протянул руку в сторону дороги, решив быть замыкающим, что бы проследить, что ни кто не отстанет.
Когда Лартан сорвался с места, она едва ли успела что-то сделать. А за ним двинулись все остальные. И лишь Колан выскользнув из своих размышлений остался.
-Не думаю что обращение миледи сейчас уместно. Я не пользуюсь своим титулом уже давно. Просто Рене. И... он всегда такой? Догоняйте.- Пришпорив коня и взвивая облако пыли, она издала победный клич и пустила лошадь галопом едва не срывая ту в карьер. Лишь раз она выжала такой тем из ездового животного, но загнала его до смерти. А сейчас ей этого было не нужно. Скачки в ночи для неё были не в новинку. Честно говоря она всегда проводила в разъездах именно в такое время суток. И это было куда удобней. - Ах, милая Арди. Ты и представить себе не можешь как часто стала делать мне неприятности.
Перед глазами встала картина того, как её рука вонзает в тело человека лезвие кинжала. С какой ненавистью она это сделала и как не хотела встретить ищеек.
«Как можно любить и ненавидеть одновременно...»
Сейчас целью Анжоль было нагнать Лартана. Разорванная часть подола шлейфом развивалась на ветру. И этот азарт погони слегка умерил пылающий гнев в душе.
Ни без труда, маркиз пустивший коня следом, нагнал девушку. Она и впрямь была прекрасной наездницей, что не мог не оценить Колан, который и познакомился с Лартаном в первом кирасирском (кавалерийском) полку (в первый год службы Керена).
- Мон колонель непредсказуем ми... Рене - бойко, но на удивление (при всём этом темпе) спокойно говорил Колан, ибо только одному маркизу было известно, как он умел удерживать такой спокойный тон, при совершенно любых обстоятельствах и даже галопе. Он перевёл взгляд вперёд и увидел, спустя некоторое время, как они с Рене нагоняли передовую колонну. Как оказалось они остановились, ибо предместья здесь, плавно переходили в город, давно расширившийся за пределы старых стен, оборонительный смысл которых растерялся уже много веков назад, с массовым появлением пушек в боях. Конно-гренадёры стояли строем вдоль дороги. В их руках горели факелы, на другой стороне дороги (на обочине) крутился на коне Мерион, улыбающийся во все 32. Он обожал своего командира вот за такие вот резкости, всегда и во всём, обожал, потому что за этими резкостями всегда оказывался точный расчёт, и победа. Это пьянило его, пьянило солдат и заставляло любить командира больше, чем родину. Сам же Керен, стоял подобно конной статуе неподвижен, и его конь полностью отражал это сравнение. Взгляд офицера, был направлен вперёд, там по дороге был въезд в город, а тут был поворот в сторону университета. Лартан не держал поводий, потому что уверенно управлял конём ногами. Его руки были скрещены на груди, а голова чуть наклонена вниз, так что получалось, словно он смотрел на город исподлобья.
Остановить свою лошадь одним движением едва ли вышло, а потому, увидев Мериона, а уж потом Лартана, она чуть дернула поводья, пуская лошадь кругом и заставляя остановиться. Сейчас, аллюром Анжоль направилась к мужчине который смотрел на город. Останавливаясь рядом, девушка посмотрела в ту же сторону что и он.
-Если бы сейчас можно было увидеть облака, я бы назвала вас самой огромной тучей на свете. Ваш вид грозен, и суров. И всё же ваши люди любят вас. А есть ли та кто ждет и истово желает видеть любимые глаза? - И снова не спокойная лошадь начала перебирать ногами и мотать головой. А потому пришлось вывести её на легкую пробежку и снова остановиться рядом с Лартаном.
О как это странно, но пока Лартан смотрел на тихие тёмные улицы Клевура, начинающегося отсюда, он видел мысленно, день... маршируют солдаты, много много солдат, и люди на улицах приветствуют их и ликуют. Знамёна развиваются и как во времена древних номских триумфальных шествий, с крыш домов разбрасывают лепестки цветов, в честь победителей. Он думал о Клевуре, где мятежи сменяли карнавалы, а бедность сменяла роскошь и наоборот. Но мысли о городе развеялись, и то от чего так стремительно бежал полковник (наверное впервые в жизни, и это было даже не тактическое отступление, а именно бегство), настигло его - а именно - букет эмоций, испытываемых в присутствии этой барышни, а так же её пылкая забота о ком-то. Он старался не пересекаться с ней взглядом, тщательно маскируя направление взора, лёгким прищуром. Благо в ночи, это было не сложно, ибо лишь блеск глаз отражающих факелы, выдавал то, что они открыты. Впрочем и от света факелов солдат, колонель старательно сторонился, оставляя их за спиной, переведя коня на лёгкий шаг. Он слушал слова девушки, при этом будто бы и не слышал их, внешне. Колан же остановился в стороне, и напряжённо смотрел то на Рене, то на своего командира, догадываясь в чём дело, и опасаясь, не зная как поведёт себя человек-стихия. Впрочем, как ни странно, больше он беспокоился за старого друга, чем за незнакомую, пусть и очень милую с его точки зрения девушку. А вот Мерион чуть отъехал в сторону оглядывая пустые бочонки лежащие на обочине у домов, высматривая какие-нибудь любопытные ценности. Он конечно не был мародёром высшего класса, как некоторые солдаты, но на данный момент времени, неискушённый роскошью, и лишь благодаря Керену ставший офицером, не считал зазорным не упускать возможностей. Но к его разочарованию, ничего интересного тут не лежало.
А стихия молчала, будто бы затишьем. Керен умел это делать, он умел оставаться статуей и рационально манипулировать всей той мощной энергетикой, которая била из него фонтаном. Это был единственный, чревзычайно кратковременный миг, когда он заглянул в глаза девушки и лаконично ответил.
- Нет. - После чего, он резко взметнул руку, указывая вперёд.
- Там впереди станция курьеров, а чуть дальше пост полиции, всё выглядит сейчас спокойным, так что полагаю у вас не будет проблем. Развернувшись в пол-оборота, он достал из чехла, висящего на седле Гардена пистоль. Теперь он не был ему нужен, когда рядом в чехле лежало ружьё Сергиоса, чудное и многозарядное. Колонель проверил пистоль и протянул его рукоятью к девушке.
- На всякий случай, обычно после массовых волнений, разный люд встречается на улицах. Но помните, там один заряд, а значит выстрел и лошадь в галоп. - Он говорил сухо, будто инструктировал солдата, хотя сердце надрывалось, что лишь отражалось в зеркалах души, но ни как не в жестах или внешнем виде. По крайней мере, по мнению самого Лартана.
Замершая Анжоль казалось едва ли хотела двигаться. Когда в её руках оказался пистоль, девушка чуть нахмурилась. Оружие в её руках. С одним зарядом. Впереди пост полиции, но раз она не делала ничего пред рассудительного, то и проблем быть не должно. А уж какая разница этим трусливым щенкам которые рыли землю в поисках поживы, где и от чего девушка гуляет ночью. Поправляя испорченное платье, Анжоль вновь посмотрела на мужчину и коротко улыбнулась, поворачиваясь.
-Берегите его, Колан. Быть может однажды мы встретимся, Керен. До встречи. - И пустив лошадь рысью, она направилась вперед. У неё было желание провести маленький разговор с парой людей. А за одно и навестить одного безумного короля, который едва ли вылезал из своей норы. На какой-то миг она оглянулась и махнула рукой.
Sven
underground master
 
Сообщения: 5967
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 3:22 pm
Cпасибо сказано: 306
Спасибо получено: 436 раз в 334 сообщениях

За это сообщение пользователю Sven "Спасибо" сказали
Джулия Кори

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Sven » Вс ноя 22, 2015 11:23 am

Ещё некоторое время, стоял конь Лартана неподвижен, пока его хозяин, со смешанными чувствами и некоторой долей непонимания, смотрел вслед девице скачащей на коне. И всё же, он пришёл к некоторому рациональному выводу для себя, во-первых к тому, что женщины воистину дивные создания, во-вторых, что сам он ещё молод, чтобы понимать мотивы их поведения. А так как Керен, очень нелюбил собственные недостатки, он постарался выбросить всё это из головы, и направил Гардена рысью к университету.
Он оказался прав, ибо в эту ночь, окна его и впрямь горели. Колонеля встретили его друзья, удивившиеся его вооружённому сопровождению, однако радостные его появлению. Весь последующий день, они готовили материалы, для отправки королю, столь желаемую им "рабочую" программу, отчего Лартан припомнил сатирическую карикатуру на короля, сидящего в маленькой каморке и окружённого причудливыми механизмами. Но теперь, всё было совсем по другому и, какое-то удивительное воодушевление, царило в университете. Колонель оставил подбор материалов на своих друзей, отправившись в этот день по делам. Со своими людьми, колонель посетил порт, где на особом корабле взял некоторую сумму денег и отобедал. После чего, он добрался до одной оружейной мануфактории, в пригороде Клевура, предопределив её судьбу и процветание.
Всё дело в том, что эта мануфактура, ныне претерпевала банкротство и, погрязший в долгах, фабрикант уже подумывал о самоубийстве. Керен знал об этом, с того самого дня, когда он после знакомства с Сергиосом объехал все оружейные и литейные мануфактории. Керен пошёл на долгосрочные отношения с этой мануфакторией. Он выкупил все долги фабриканта и дал ему заказ, но по договору, фабрикант, обязывался хранить коммерческую тайну изготовления ружей и пистолей, а так же работать будет строго через самого Лартана. В правильном понимании происходящего, фабриканту помогло присутствие конно-гренадеров, во главе с лихим Мерионом. Таким образом, Керен фактически приобрёл эту мануфакторию, оставив де-юре управляющим, прежнего фабриканта. Тут же, за несколько часов, он подготовил для фабриканта план работ, в который входили: открытие дополнительного патронного цеха, где работники (коих было не сложно набрать за день) начали выполнять элементарную работу, по заготовкам гильз, а так же обьединению их с уже готовыми пулями в патроны, фасующиеся по ящикам и, отныне, отправляемые в лагерь Керена. Вместе с тем, в план работ входил план по переделке многочисленных заготовок, с которыми сидел фабрикант, без заказа и в банкротстве. Первая партия подразумевала: 33 пистоля "Жиль"; 100 винтовок "Орле".
Керену даже несколько понравилось сидеть на мануфактории, и выпускать свою энергию в работу по рационализации и наладке промышленного производства, здесь. Он почувствовал огромный потенциал именно в промышленности, практически на интуитивном уровне. И это была уже не первая сфера, в которой он находил необходимость рационализации, под личным контролем, либо под контролем избранных людей.
В этом вопросе, в вопросе отбора людей, была "ахилесова пята" Лартана, так как он умел найти и подобрать блистательных специалистов, он мог распознать гения, но выявить кто из людей сможет предать, а кто останется верен - эта способность в нём была атрофирована, на чисто. И он сам понимал, эту свою проблему, по сему не доверял ни кому, целиком.
Из-за увлечённости в работе с ружьями, Керен и не заметил как наступила ночь. Было решено спать прямо здесь, и тут же пришла идея ночных смен, на мануфактуре. На следующее утро, Лартан с солдатами, адъютантом Коланом и капитаном Мерионом, позавтракал в ближайшей кондитерской, пироженными, как две капли похожими на Земные круассаны, со сваренным напитком из островных зёрен, доставляемых с Архипелага.
Вкушая, столь замечательный завтрак, Керен читал утреннюю газету короля, где и обомлел. Новость о том, что король принял ряд реформ, от его друзей-республиканцев, заставила Лартана пересмотреть свои взгляды на короля Бертилии, ведь тут не имела место физическая угроза, более того, фактически, революционеры не добились ничего силой и были на грани, а король оказал им и всей Бертилии милость. В этот миг, Лартан был готов бросить клич, прославляя Бертилию и короля, но утро было тихое, спокойное и Керен не собирался разбавлять его вином.
Sven
underground master
 
Сообщения: 5967
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 3:22 pm
Cпасибо сказано: 306
Спасибо получено: 436 раз в 334 сообщениях

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Эйрис ап Эйлунд » Вс ноя 22, 2015 10:01 pm

За эту ночь она успела объехать несколько мест и не добиться желаемого. И в конечном итоге, появляясь перед дворцом чудес на лошади она смотрела достаточно холодно и зло. Рене слышала как шептались все вокруг, когда она въехала в загаженный двор черни. На неё смотрели с примесью испуга и не понимания. Воистину слухи разлетаются быстрее, чем этого хотелось. А особенно теперь после бунта.
- Мне нужен Труфер!
В который раз эта фраза громом разлеталась по этой местности. В который раз Анжоль являлась сюда для того чтоб сделать нечто безрассудное. Никто никогда не знал, чего можно было ждать от девчонки которая вечно весь мир переворачивала с ног на голову.
- Девица снова требует короля? Эка она нахальная.
- Пусть Труфер вытащит свою безумную коронованную задницу сюда или я сделаю это за него! - Её лошадь нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, от чего Анжоль приходилось то и дело натягивать поводья. Кто-то бросился к заветному входу, кто-то стал отступать в тень палаток, чтоб снова появиться с импровизированным оружием. Она ведь была здесь одна. Абсолютно. И весь Двор Чудес готов был ополчиться на неё. Или, быть может не весь. - И мой флаг.
Появление короля нищих едва ли было триумфальным. Он был с присущей ему свитой из двух амбалов. Он с легкой тенью улыбки смотрел на неё и, в конечном итоге раскрыл объятия.
- Птичка изволила явиться в чумное гнездо? От чего же вы не остались в своих владениях, маркиза де Севинье. Или всё же по нраву вам наша вонь? - От его слов все вокруг загоготали, а кто-то и вовсе охнул. Уважение и честь что несла с собой Анжоль стремительно таяло. Маркиза... маркиза... неслось со всех сторон и сердце девушки забилось быстрее.
- Хотелось бы мне знать где были вы и ваша разбойничья шайка когда ставили баррикады. Вы трус, Труфер и всегда им были. Безумец, решивший что корона черни по его голове. Вы решили что будет спокойнее отсидеться здесь, за своими стенами. Конечно же договор с ищейками дороже ваших жизней.
Вставшая на дыбы лошадь, фыркнула и снова загарцевала перед людьми. А девушка сидевшая на ней была подобна какому-то разгневанному божеству. И все были сильно ошарашены тем, что она говорила.
- Вы предали свой народ и предали свою страну.
- Говорит девчонка сбежавшая в предместья. Где был голос звонкой птицы когда все шли на смерть?
Странно что его голос осекся, когда до него дошло всё происходящее. Испуг скользнул в его глазах, но ничего уже изменить было нельзя. Выстрел раздался неожиданно, а вместе с ним, сорвалась с места и лошадь Анжоль. Едва ли упуская хоть какие-то секунды драгоценного времени, она направила поводьями животное в сторону хрупкого прохода. Не давая опомниться от убийства их короля, девушка рванула вниз по улочкам, стремясь как можно скорее оказаться в безопасном месте. Она знала что слух об убийстве во Дворе чудес разлетится со скоростью молнии. Но к тому моменту она уже будет в полной безопасности.
Пусть галактика горит огнём!
Изображение
Аватара пользователя
Эйрис ап Эйлунд
Инквизитор, занят ловлей еретиков
 
Сообщения: 1185
Зарегистрирован: Ср дек 28, 2011 5:23 pm
Откуда: Москва
Cпасибо сказано: 132
Спасибо получено: 168 раз в 130 сообщениях

За это сообщение пользователю Эйрис ап Эйлунд "Спасибо" сказали
Sven, Джулия Кори

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Sven » Пн ноя 23, 2015 1:01 am

- Сударь, вы ли - Лартан Керен?.. - незнакомый мужской голос отвлек Лартана от газеты.
Это был посыльный в форме служащих королевской почты.
Колонель поднял взгляд на окликнувшего его человека, и отложил газету в сторону.
- Это я, - лаконично ответил он, но ни смотря на лаконичность, ситуация интриговала. Королевская почта... первая мысль, что пришла ему в голову, это какой-нибудь ответ с исправлениями его реформаций тех, что публицисты внесли в список предложений королю. Но как этот гонец нашёл его? Вот этот вопрос интриговал больше всего, и начало приходить понимание того, что вероятнее всего имела место быть слежка, всё-таки Лартан Керен не имел своего жилья в Клевуре, и раньше только останавливался в трактирах, а тут его и вовсе найти было бы невозможно. Так или иначе, колонель продолжил.
- Чем могу быть полезен? - Спросил он больше из вежливости, но в голосе, чисто по привычке струились командные нотки.
- Извольте получить.
Это был закрытый конверт со знаками королевской фамилии.
Вне всяких сомнений, предписание было подлинным - должно быть, написанным рукой королевского секретаря. Предписание явиться в Ронтель... на аудиенцию лично к королю!.. для обсуждения вопросов государственной важности. Каких именно - указано не было. Похоже, в Ронтеле не слишком доверяли бумаге.
При взгляде на конверт, простая заинтересованность, обратилась в полную серьёзность, и он лишь сказал.
- Благодарю. - После чего, он взял со стола небольшой кортик, принадлежащий капитану Мериону, и вскрыл конверт. Вернув кортик, Лартан бегло, как обычно пробежался по строчкам послания. Вызывали его, и вызывали ко двору, это заставило опешить немного, даже его. И вновь мысли Керена обратились к его товарищам-публицистам, быть может каждый, чьи мысли были изложены, был приглашён в том же формате. Оглядев своих людей, Лартан произнёс.
- Колан, отправишься со мной, Мерион, как закончите с этим возвращайся с солдатами в лагерь и отправляй оттуда, к нашему другу-фабриканту наших маркитантов. - Он оставил еду, и встал, хватая двууголку, тоже сделал и адъютант Колан. Мерион же, с солдатами собирались доесть то, что купили. Когда Колан и Керен вышли на улицу, они прошли к коням и, видя, что адъютант, в очередной раз смотрит озадаченно, колонель пояснил.
- Мы едем в Ронтель, по призыву короля, быть может мне понадобится твоя помощь, всё-таки ты маркиз, и потому подскажешь чего-нибудь полезного - С этими словами, он взлетел на своего коня, и дождавшись, когда это повторит адъютант, пустил его рысью по улицам Клевура, к выезду из города, по дороге ведущей в королевский дворец.
***
Ронтель встретил его обычной для этих мест пылью, которую в дворцовом парке сбивали постоянно работающие фонтаны - но вдали от них воздух был сухим, безвкусным, не слишком приятным. Охраняемый королевской гвардией вход... Керена и его спутников пропустили беспрепятственно, сопроводили внутрь самого здания дворца, но не с парадного хода, а провели через одну из пристроек; по всей видимости, не хотели, чтобы его увидели придворные, прогуливающиеся по аллеям. На удивление, в коридорах этой пристройки все было очень далеко от роскоши: каменные стены и оконные рамы давно не знали свежей краски, деревянный пол скрипел под ногами.
Уже не гвардеец, а один из дворцовых слуг в одежде ливрейного лакея, в парике, с поклоном попросил господ офицеров подождать.
Керен был впервые в этом месте, и доселе лишь слышал о нём. Он то и дело поглядывал на своего адъютанта, и много оглядывался. В общем и целом, обстановка ему не слишком понравилась, но не из-за отсутствия лоска, а скорее из-за не ухоженности, ведь живя самостоятельно в крайне аскетичных условиях, Керен всегда следил или требовал идеального порядка. Тут же, с этим были некоторые трудности, впрочем, это он объяснил для себя, колоссальными просторами этого дворцового комплекса. Когда причудливый лакей попросил их подождать, Лартан снял двууголку и передал её адъютанту, а сам, сложив руки за спиной, вгляделся через слегка запылённое окно. В его голове роились мысли о причинах, его здесь нахождения. Но лёгкое волнение сметалось целым валом мыслей о том, как можно было бы, гипотетически расставить местных гвардейцев, при обороне дворца, и наоборот, как можно было бы взять дворец штурмом, с минимальными потерями. Чистая гипотетика, но всё же это было сродни гимнастике, для этого человека.
Прождать пришлось не то чтобы очень долго - скорее всего, подобных аудиенций можно было дожидаться сутками даже по приглашениям - но когда в комнате появился все тот же лакей и пригласил Керена следовать за ним - час, должно быть, все-таки прошел.
Различие между парадной частью дворца и той, которую они покинули, было огромным. Обитые драгоценными тканями стены, всюду - позолота, огромные окна, прикрытые пышнейшими портьерами, что ни предмет - произведение искусства, полы из мраморного камня, отполированные настолько, что скользили ноги, пышные букеты цветов в огромных вазах, зеркала, зеркала, зеркала... И все же они явно шли не по парадным залам, а по каким-то приватным коридорам. И наконец - перед двустворчатой дверью (не гигантской, как в залах - обычной) лакей остановился, ненадолго скрылся за нею, и появился снова, с поклоном распахнув дверь:
- Прошу вас, сударь.
За этот час, Керен чего только не передумал, но наконец, они отправились куда-то. Блеск, с которым встретили его отборные комнаты дворца, впечатлил колонеля, хотя в голове у него прокручивалась всё та же гипотетика, на этот раз, на тему перестановки дворца, в его собственном стиле. Пока они шли по коридорам, он тихонько наклонился к своему адъютанту.
- Это нормально? - Он демонстративно оглядел всё вокруг глазами. Правильно поняв своего командира, маркиз тепло ответил.
- Скажем так, это необычно, но прецеденты случаются. - Он тоже ни без труда определил, что их ведут не к торжественным залам, в том числе для аудиенции. Керен, так же понимая это, был даже несколько доволен, потому что, судя по всему, разговор будет в сугубо деловой обстановке. Когда они ждали у двери, Лартан посмотрел на Колана.
- Жди здесь. - Кратко сказал он и встретил лёгкий поклон все-таки, если бы этого не сказал Лартан, Колан бы и сам предложил такой вариант, в силу того, что не положено было по этикету, Лартану появляться при его-то чине. Поэтому, когда лакей пригласил его, Керен вошёл через дверной проём в одиночку.
Покои были, по-видимому, дамскими, поскольку в отделке всего помещения, довольно крупного, чувствовался чисто женский вкус и стиль. Но обстановка в первые несколько мгновений поражала. Стены покрывал золотистый узор в виде тонких колонн, обвитых изящными листьями - это были барельефы, не просто роспись; высокие подсвечники - в виде аллегорических фигур, державших в руках цветочные ветки; изящная мебель красного дерева, кресла и табуреты, обитые тканью с драгоценным узором - трудно даже вообразить, сколько такая ткань могла стоить; позолоченная раздвижная ширма, ковер на полу, большой камин, букеты цветов на столиках у затененных портьерами окон... Все поражало роскошью, но в своеобразной гармонии этому интерьеру отказать было трудно.
Сидевшая у стола женщина сама казалась продолжением всей этой обстановки - ее пышное платье из бледно-золотой парчи, украшенное нежными розами, высокий парик, лицо, бесспорно очень красивое, но казавшееся неживой маской от слоя белой пудры, как диктовал придворный этикет - в первые мгновения она могла показаться вошедшему диковинной скульптурой, по прихоти хозяйки украшающей эти покои.
Воистину впечатлившись всему тому убранству, которое в этой комнате превосходило любое другое, в этом дворце, Лартан уставился на даму. Не узнать её, было трудно, в конце концов, портрет этой девушки висел в той академии, где учился Керен, правда она там была совсем ребёнком, здесь же пред его ликом, была королева уже в привлекательном возрасте (как и сам Керен повзрослел с тех лет). К тому же, тут каждая деталь, говорила о том, кто именно был перед ним. Кольцо с гербовым символом королевской семьи. Но ещё, она показалась ему на удивление знакомой… то есть не так как девушка, которую он видел только на портретах. На мгновение ему показалось, будто бы её он где-то уже видел, в живую, и на память даже пришли воспоминания об Анжоль, но эти мысли были быстро им сметены. Не могла же королева…
Поняв, что затягивает с паузой, молодой офицер поклонился, не отрывая своего, как всегда палящего, но с лёгкой толикой изумления взора от неё и произнёс.
- Ваше Величество, моё почтение. – С этими словами он выпрямился, не зная, как именно следует себя вести, он просто выбросил из головы метания, которые бы захватили кого-нибудь другого, но только не Лартана. Метания от волнения, не рациональны, и это опустило лезвие его внутренней гильотины на его же собственное волнение. В глазах блеснула уверенность, куда более свойственная колонелю.
Фарфоровая маска вскинула взгляд... узнать в ней "леди Бертилию" под этим слоем белил и румян, в этом парике, было невозможно - в этом Аделита была убеждена, тщательно разглядев себя перед этой аудиенцией. Голос - верно, но в зале Оперы было шумно, и говорили они мало. Даже сидела она не просто так, а специально выбрав место, где лицо ее оставалось в полумраке: во-первых, труднее разглядеть, а во-вторых, Аделита прекрасно сознавала, что "белая маска" ей вовсе не к лицу. Ужасная мода. Взгляд?.. Молодой королеве не приходило в голову, что взгляд ее сильно отличается от взглядов других женщин.
- Прошу вас, садитесь, колонель, - она указала на кресло напротив. Вряд ли Лартан разбирался в причудах этикета - но сидеть в присутствии королевы даже герцогини имели право лишь на табурете, и никак иначе.
Именно, не зная о тонкостях дворцового этикета, представитель аристократии южных оккупированных Изорой (80 лет назад) провинций Бертилии, аристократичность которых отличается от крестьянства лишь наличием герба в доме, Лартан коротко кивнул и прошествовал к креслу, не отрывая взгляда от королевы, после чего сел в него, всё же держа военную выправку, не расслабляясь и не касаясь спинки кресла. Вот тут, он на миг огляделся, оглядывая комнату со стороны этого места, но быстро вернув взор к Её Величеству. Ни смотря на то, что он не был искушён в дворцовом этикете, всё-таки его скудного понимания было достаточно, что бы знать, что не следует заговаривать первым.
Аделита заговорила, не слишком заботясь о том, как мало вяжется облик "фарфоровой куклы" с ее словами - мимика ее сейчас была очень скупой, не из-за надменности, как мог подумать офицер, не сведущий в женских премудростях - просто белила на лице от улыбок могли пойти морщинками.
- Вам, несомненно, хотелось бы знать, чем вы обязаны этому приглашению. Не стану испытывать ваше терпение. За вашими действиями мы наблюдаем не первый день, и осведомлены о ваших инициативах и делах. Как вы уже знаете, мой супруг принял немало предложений ваших друзей, в том числе - связанных с необходимостью изменений в нашей армии. Нам нужны сведущие талантливые офицеры.
Лартан вспомнил о Сергиосе, и вариант говорящий о том, что он агент трона, подрос на несколько балов. О дворцовой моде, Керен знал очень не много, только общую информацию, но сейчас видя ярчайший и блистательный образец воочию, он нашёл эту моду несколько причудливой, в частности обилие белил. Впрочем было в этом что-то неестественное, статуе-подобное, как и должны были выглядеть, возможно венценосные особы.
Вместе с тем, он убедился, что слежка имела место быть, как он предположил недавно в закусочной. А дальше, мысли уцепились за последнюю фразу королевы.
- Совершенно согласен, - ответил он прямо, - Бертилия нуждается в отборе офицерского корпуса по способностям и врождённым талантам, на этом и основана та система, что предоставили из моих сочинений, мои знакомцы, на суд Ваших Величеств. - И тут, в большей степени, наверное, по привычке, он перешёл в наступление, и смело продолжил.
- Потому что армия, в которой каждый офицер, прекрасно знает, как действовать, в разных ситуациях, может воистину творить чудеса. Что я из раза в раз, старался доказывать на поле брани, - он отвёл глаза чуть в сторону, предаваясь воспоминаниям, - иной раз, выходя за пределы своих полномочий, совершая манёвр, и диктуя как маневрировать другим полкам, в обход топорной линейной тактике нашего генералитета.
Он вернул свой взгляд к глазам королевы, и теперь, он уже полностью освоился в новом для себя месте, и потому в его взгляде можно было узреть обычного Лартана Керена, смелого, волевого, рационального и дьявольски харизматичного. Последнее кстати, тонкой нитью, ощущал он и от королевы, но казалось весь этот внешний лоск, чрезвычайно мешал этой нити показать весь потенциал.
- Я убеждён, что всего одной армией, выстроенной правильно и рационально, бертильцы могут вонзить штык в Эллойз и повернуть его движение вспять, покоряя любого противника. Планомерно и победоносно. - Говоря спокойно, но слегка отрывисто, что было свойственно множеству полевых офицеров, он так и источал уверенность, потому что и впрямь был уверен в своих словах.
- Как вы оцениваете положение в нашей армии, на сей момент? Вы можете говорить без опаски и приукрашиваний.
Чуть приподняв бровь, в изучающем взоре, Лартан продолжил говорить столь же уверенно.
- Наша армия имеет громадный потенциал, но и столь же громадные ограничения. Я говорю о сословных оковах. Встречались мне не дурные офицеры, некоторые из них были даже талантливы, но ещё больше я видел унтер-офицеров и солдат, из которых бы вышли прекраснейшие командиры. Вместе с тем, я нахожу крайне не рациональным нынешнее деление армейских сил. Оно было рациональным, но то время прошло и сейчас оно попросту устарело. Недавно мы победили одну из армий Габштерланда, но ни без труда, скажу я вам. Но поверьте, этот старый метод, ещё даст трещину, я в этом убеждён, если ничего не изменится. - Он вздохнул, - и главное, армия неразрывно связана с населением, она набирается из населения, и боевой дух, армии играет не последнюю роль. Тот тип набора солдат, который мы имеем сейчас, давно никуда не годится. Конечно, можно сказать, что им же пользуются многие другие соседи, но с моей точки зрения, это ни сколько не доказывает правильности такого способа. Солдат, ощущающий себя не загнанным обманом, или по пьяной лавочке крестьянином, в ряды королевской армии, но являющийся патриотом и сыном своей нации, покажет на поле брани чудеса храбрости и настойчивости в достижении своих целей, в битве. И чем больше будет таких солдат, тем быстрее противник будет сломлен.
- Признаю, что ваши доводы звучат убедительно. Однако вы не знаете всех свежих новостей. Прочтите это, - королева протянула Керену донесение о вторжении изорской армии и ее продвижении - сведения эти дошли до Ронтеля совсем недавно.
Приняв донесение, Лартан в свойственной ему манере, быстро расправился с этим чтивом, словно бы с очередной депешей, которые в пылу сражения нужно читать очень быстро, что бы успеть отдать верные распоряжения вовремя, ведь иной раз, всего одна минута решает исход баталии, один час — успех кампании, а один день — судьбу империи. Но реакция его была, не слишком к месту. Лартан Керен улыбнулся, своей типичной ухмылкой краешком губ.
- Изорцы, вероятнее всего части Эдозара, - он поднял глаза на королеву. - При всём уважении, Ваше Величество, к вашей родине, но моя Фамилия уже десятки лет ведёт постоянную партизанскую борьбу с их полками, с переменным успехом. Они считают, что их пехота непобедима, как восемь десятков лет назад, но как они грешат с манёврами. Их линейные порядки зачастую столь неповоротливы. - Потом он вспомнил примерное количество армии Бертилии, из которой он был отправлен в отпуск, находящейся на юге, и стал серьёзнее.
- Но риски всё же велики. - Он мысленно просчитал, примерное передвижение этих армий по карте, разложенной сейчас в его мозгу. - Вероятно, скоро следует ждать донесений о первых столкновениях. И насколько известны мне эдозарцы, решиться на столь крупное и дерзкое вторжение, они могут разве что при сильных союзниках и очень крупной армией. - Тут он покачал головой, словно своим мыслям, - но количество решает далеко не всё.
И вновь стремительный взор в глаза королеве, и донесение легло на стол. А дальше последовала совсем уж бесцеремонная выходка.
- Позвольте поинтересоваться, какие действия склонны предпринять Ваши Величества?
Судя по тому, что в остром взгляде королевы ничто не изменилось - бесцеремонности этих слов она просто не заметила.
- Это вторжение - нарушение союзного договора, залогом которого был мой брак с королем Бертилии. Вероятно, мой брат решил воспользоваться удобным моментом - преддверием бунта и слабостью Бертилии, чтобы захватить наши земли, - Аделита помолчала немного и добавила: - не исключаю, что у него могут быть договоренности среди ваших друзей - о реформах, когда он навяжет нам свою волю - но народ будет винить в этой войне меня: ведь я сестра изорского короля. Взывать к совести моего брата... вы сами понимаете, что это сомнительный рычаг. Средства моей матушки, хоть она и располагает собственным войском - финансы; она может доставить много неудобств венценосному сыну, что пошел против ее воли, дабы вынудить его отказаться от войны. Тем более что после войны шансы, что Бертилия сможет выплачивать долг, испарятся. Бертильские земли, изорские - разоренная земля не принесет дохода владельцу.
Она снова сделала небольшую паузу.
- Как вы оцениваете возможность быстрых преобразований, чтобы улучшить нашу армию в кратчайшие сроки, дабы появилась возможность сопротивления Изоре?
Наконец, Лартан откинулся на спинку кресла, а взгляд его стал на несколько мгновений пространственным. Он молчал, размышляя сейчас над колоссальным количеством вопросов, сопоставлял факты, и возможности, компоновал всё, что ему было известно, что предоставило ему внешне хмурый вид. Фоном для его мыслей, сейчас, будто бы играл малый военный барабан, монотонной дробью. Как вдруг, в какой-то момент, всё в его мыслях затихло. Решение укрепилось с решимостью, и слегка затуманенный взор его стал ясным, когда он вновь обратил его к королеве.
- Преобразование по планам, переданным Его Величеству моими сотоварищами, продлится дольше, чем нам нужно для отражения нападения. В данном случае, - он наклонился вперёд, - считаю, мы должны действовать решительнее и к нашей Южной армии применить иной вариант. Я не знаю, как успешны будут первые столкновения, этой армии, истощённой войной с габштерландцами, против армии Изорской империи, но уничтожить её полностью, наши враги, за столь короткий период не смогут. Преобразовать её, мы тоже не успеем, но вот другой вариант. Я бы советовал объявить о преобразованиях, принятых мудростью государя, специальным гонцом, дабы солдаты узнали это. Но и этого мало, я прошу направить меня туда. Прошу передать королю, прошение отправить меня в южную армию. Я знаю много полковников оттуда, ибо лишь недавно покинул её, будучи отправленным в отпуск. Как знаю я и все те огрехи, которые может наворотить наш генеральный штаб Южной армии. По сему. - Он выдержал короткую паузу, и уверенности его, как и тому мощному выбросу энергии, который сейчас имел место быть, не было предела.
- Хороший денёк, что бы изменить историю. Дайте мне южную армию и поход, и вы получите просьбу вашего брата о перемирии, на любых условиях, которые сочтёт нужным предъявить наш славный король, - на самом деле, тут даже Лартан сам себе удивился. Принятие королём ряда предложений, сильно изменило его облик в глазах колонеля. Что же до прошения возглавить армию, для самого Керена это не было удивительным, он к этому был готов ещё в прошедшей войне, после целого ряда ошибок генерального штаба, которые приходилось ему исправлять уже на поле брани, в спайке с другими полками, сговариваясь с ними, будто какие-то заговорщики.
- Столкновение уже было. Мы понесли потери... - Аделита усмехнулась, и в этот момент стала похожей на саму себя тогда, на балу, - дипломатично выражаясь. Это свежее донесение, - она пододвинула письмо к Лартану кончиком сложенного веера, - именно после него мы решили вызвать вас, колонель, в обход всех принятых правил.
- Чуть менее половины - покачал головой Керен, ещё быстрее выхватив свежую депешу. Он глубоко вздохнул.
- Могло быть и хуже, хотя я слишком переоценил шансы генералитета. Но двадцать две тысячи штыков, тоже не плохо. Количество, ни что против верного манёвра. Уверен, боевой дух солдат, сейчас подорван. Для того, что бы его поднять - и нужны вести о преобразованиях среди полков. Мы призовём их встать на защиту страны, как детей собственного народа, за свою землю и нацию, в единстве с которой отныне и король. Воистину, стоит напомнить солдатам о славных временах. Бертилия не впервой встречает серьёзное иноземное вторжение. Моё предложение, по-прежнему неизменно, только теперь... мне нужно отправиться в путь незамедлительно, если мы ещё хотим спасти положение. И к тому же, я бы советовал подтянуть нашу северную армию, ближе к столице. Но не стягивать все силы Северной армии, целиком к столице, ибо Озикаста наверняка во все глаза следит за событиями. Итак, что вы скажете и, что скажет король? - Вот тут, он почувствовал, как бьётся его сердце, всё той же барабанной дробью. Он был готов применить все свои навыки и весь свой потенциал к этой войне, и дело было не только в необходимости спасти, молодую, новую преобразующуюся Бертилию, для него как для уроженца южных провинций, это ещё и было делом чести. И, конечно же, грандиозным шансом. Он понимал, что сейчас, просит королеву, а через неё наверняка и короля, о том, что бы довериться ему ... - ему малознакомому полковнику, всего-навсего не плохо показавшему себя в своём чине и в чистописании, но он был уверен, в себе и считал, что сделать сие прошение его долг, прекрасно зная себя.
- Я знаю несомненно, что нынешний генералитет неспособен к сопротивлению. Спасти положение могут только меры решительные, скорые и свободные от догм ("в этом я успела убедиться на собственном опыте", - добавила она мысленно). Никто из них к таким мерам неспособен. Оставить все как есть - означает вскорости потерять половину земель опустошенными и получить изорское войско в Клевуре, неисчислимые беды в добавление к нынешним, ненависть народа и положение марионеток в руках моего брата. В случае вашей неудачи мы не потеряем больше, чем при бездействии, успех же сулит многое, - она говорила размеренно и ровно, словно размышляя вслух. - Я не вправе самостоятельно делать военные назначения; но думаю, Его Величество разделит мое мнение. Итак, я постараюсь в скорейшие сроки устроить ваше назначение; а именно, до конца этого дня. Если вам необходимо сделать какие-либо распоряжения, вы можете воспользоваться нашими курьерами, чтобы не терять времени.
Керен бросил взгляд на вторую депешу, прочитанную им, и кивнул.
- Терять время попусту, воистину не в интересах Бертильской Короны, ни в интересах Бертильской Нации. И потому, я признателен Вашему Величеству за прозорливость и понимание. - Слегка напряжённый вид, человека который немного на взводе, но при этом держится учтиво и уверенно, явственно демонстрировал тот факт, что в его словах нет и тени лести. Иной бы даже подумал, что Керен благодарил королеву, словно гражданин, равную себе по правам гражданку. Но впоследствии он добавил, и это было отражением его нового мышления, ведь с обновлением Бертилии, обновились и многие прежние республиканцы, любящие закон и порядок, в том числе Лартан.
- Вы говорили, что королеву будут в чём-либо обвинять... этого не будет никогда. Я убедился, что вы человек достойный и преданный нашей стране, как и любой из тех храбрецов, что отдали жизнь, за эту землю. - А дальше, последовал лёгкий внешне, но эпический по внутреннему содержанию, поклон признания.
- Благодарю вас, колонель. И при случае передайте вашим друзьям... - в глазах королевы впервые проступили яркие чувства, хотя лицо осталось спокойным, - я никогда не говорила тех гнусных слов о хлебе, что приписывают мне.
Sven
underground master
 
Сообщения: 5967
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 3:22 pm
Cпасибо сказано: 306
Спасибо получено: 436 раз в 334 сообщениях

За это сообщение пользователю Sven "Спасибо" сказали
Джулия Кори

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Sven » Пн ноя 23, 2015 8:22 pm

В этот день, Лартану предстояло подождать во дворце, и потому, не теряя время зря, он воспользовался курьерской королевской службой, отправив курьера в предместья в лагерь, с депешей, предписывающей капитану Мериону, с десятком конно-гренадер и 30-ю драгунами, на южной дороге, ведущей из Клевура. Там дождаться его, и вместе они уже продолжат путь. Время здесь шло, по-особому, недаром об этом месте ходило столько много слухов. Керен не мог не отметить, что в этом дворцовом комплексе, до некоторой доли своя, особая атмосфера. Он побеседовал со своим адъютантом, рассказав ему о предстоящих планах, и маркиз де Колан выразил Керену готовность к походу. Их покормили обедом, достаточно сытным. В общем, ожидалось, как-то на удивление спокойно.
Приказ о назначении был вручен Керену - с определенной торжественностью - через несколько часов, и уже не лакеем, а человеком, в котором можно было узнать одного из доверенных королевы, вероятно, кого-то из ее знаменитого "ближнего кружка". Конечно, привыкшему к стремительности офицеру эти часы могли показаться вечностью, но по обычным меркам это произошло просто стремительно - беспрецедентно быстро. И с беспрецедентным отсутствием сопутствующих церемоний.
Однако все документы были в безупречном порядке. Можно было представить, какую шумиху все это произведет при дворе, со здешней жаждой сплетен, вдогонку ко всем прочим реформаторским новостям.
Не догадываясь об этом, и не ища распространения сплетен о себе при дворе, получив приказ, Лартан поспешил покинуть дворец. Он поблагодарил поверенного королевы, и быстрым военным шагом направился прочь, по тому же маршруту, по которому его вели. Эту бумагу, он держал до последнего, пока они с Коланом, наконец, не добрались до своих скакунов, и там, Лартан убрал приказ во внутренний карман кителя, застегнув его. Приняв двууголку у адъютанта, Керен взлетел в седло и развернул коня Гардена.
- Поспешим, друг мой. Чем дольше ждём, тем больший вероятен процент дезертирства в Южной армии. - С этими словами, он пустил коня вперёд по дороге, а вслед за ним, поскакал и адъютант де Колан. Спустя некоторое время, они встретили конный разъезд сводной роты Керена, во главе с капитаном Мерионом, и уже вместе направились дальше, на юг-юго-восток, навстречу Южной армии Бертилии.

Керен ===> Земли Бертилии
Sven
underground master
 
Сообщения: 5967
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 3:22 pm
Cпасибо сказано: 306
Спасибо получено: 436 раз в 334 сообщениях

За это сообщение пользователю Sven "Спасибо" сказали
Джулия Кори

Re: Бертилия, столичный город Клевур и предместья.

Сообщение Эрик Гримнар » Пн ноя 23, 2015 8:34 pm

Эрик слегка струхнул, узнав, что хочет Беатрис, но потом расслабился. " Вот ведь страшный человек... Хотя сам виноват, нужно было пояснить более подробно, что я задумал."
Он вернулся за свои стол, после сытого завтрака, и, потратив крохи свободного времени, перед инспекции своих предприятий, принялся строчить небольшое письмо. Было еще конечно глупей, так как адресат находился в нескольких метрах от него, но ему казалось это будет правильней сейчас. Да и практика письма ему требовалось.
«Дорогая сестра, я благодарю тебя за проделанный труд, но узнав о твоих планах в дальнейшем, откровенно удивился и испугался. То, что мне потребовалось, не предназначено для массового использования, а для моих нужд в малом количестве - для единичных целей. Я прошу тебя это спрятать в нашем сейфе в подвале. Теперь о делах насущных. Я скоро могу получить списки аристократов, которые нуждаются в материальной помощи для своего рода, а взамен я хочу получить их поддержку. Это если в списке окажется куда больше, чем я смогу осилить…» Эрик прервался, и отпил травяного чая, к которому пристрастился за последние дни.
Сворачивая лист и глядя в окно, Анжоль коротко вздохнула. Гордился бы ею отец? Наверное да. Сейчас он едва ли мог сказать хоть что-то. Вставая и отправляясь поискать хоть какие-то вещи кроме изорванного платья, она отбросила все мысли. В конечном итоге на улицу она вышла одетая в серый невзрачный рабочий костюм и пару ботинок на толстой подошве. Лишь при долгом и близком рассмотрении в ней можно было признать настоящую личность и всё же стоило поторопиться. Если она точно помнила адрес, то это было совсем не далеко. Прибыв на место, Рене перехватила поводья и постучалась в дверь.
Девушке не сразу открыли, но через несколько минут, дверь отворилась(Без скрипа) и перед ней появился немолодой мужчина и окинув придирчивым взглядом девушку, вскинул одну бровь в вопросе.
- Здравствуйте, вам назначено? - У слуги конечно были определенные правила приема гостей, которыми его снабдил Эрик, и девушка подходила по описанию, но ей еще предстояло доказать что она-это она.
Дожидаясь, когда ей откроют, девушка смотрела по сторонам. Меньше всего ей хотелось встретить кого-то после того как она убила короля нищих. А потому встретившись взглядом с дворецким, Анжоль на секунду замерла. Наверное что-то в ней всё же сработало, чуть раньше. Снимая с цепочки кольцо и глядя на него в убежище, девушка нацепила его на палец. Волк, вот кто ей был нужен.
- Назначено ли мне? Мне думается приди я даже ночью, мне всё равно будет назначено. - Поднимая руку и показывая надетое украшение с весьма явным символом того в ком она нуждалась.
Слуга чуть-чуть подался вперед и осмотрев кольцо, волшебным образом изменил выражение лица( Считай минимум мимики) но теперь, оно стало более благожелательным.
- Прошу вас, проходите, я проведу вас в гостиную, и сообщу о вас, господину. -Он пропустил даму вперед, и закрыв за ней дверь, отвел в гостиную, и направился в сторону кабинета Эрика. Напитки, или еду, а уж тем более взять верхнею одежду, слуга не взял. Был такой приказ, и теперь ей предстояло ждать.
А тем временем, мужчина закончил сочинять письмо и запечатав его кинул в ящик. Стук в дверь, и короткий доклад о гостье, которая ожидает господина.
Приведи её в мой кабинет, а минут через десять, подай напитки и легкую закуску. Не раньше, чем через десять минут. - Отдав распоряжение, он принялся ждать Рене.
Проходя в гостиную, Анжоль едва ли обратила внимание на обстановку. Аккуратная, чистая... Пожалуй слишком чистая, учитывая даже гостиную дю Плесси где всегда был идеальный порядок. Слишком неправильно. Она так и стояла в мужской рабочей одежде, в смешных белых гетрах и ботинках. Со спины - мальчишка мальчишкой. Когда же её при проводили в кабинет Волка, она стянула головной убор и сжала в тонких пальцах. И уже стоя перед Эриком, она выложила своё оружие на стол и молча посмотрела на него.
( Я прям вижу гору орудий достающийся из таких мест, что даже у бывалого Эрика глаза на лоб полезут)
"Рене значит, как интересно. Оружие выложила, а дальше? Или я должен удивиться?" Он протянул руку к пистолету, и отодвинул его на край стола, а сам указал на небольшое кресло. -Садись. - Дождавшись когда она сядет, он достал несколько чистых листов бумаги и чернила. - Посмотрел я на вашу королеву, и то что вы учинили... Какие ощущения от сделанного?- Он имел веду о том, что ранила человека и походе смертельно, если можно было судить по выкрикам. Ну я отвлекся, это сугубо ваша внутреннее. Вы принесли?
Усаживаясь, Анжоль улыбнулась. Самым невинным образом.
- Моя королева это кладезь глупых поступков. Я не лучше. Мои чувства? Страх, ужас, спокойствие. Но я не для того сюда пришла. - Доставая из внутреннего кармана бумаги, она выложила их перед Эриком. - Эти имена... Люди которые достойны доверия.
Эрик взял бумаги, и погрузился в изучение и даже позабыл на время о Рене, отмечая некоторые моменты, которые его интересовало на чистой бумаге. Он откладывал листы, и порой к ним даже возвращался, сверив некоторые моменты и когда он понял что картина уяснилась, тяжело вздохнул. - Аристократы. Долги по землям, закладные, высокие налоги. Это все неурожаи и подати государства или тут все же кто-то из Семьи тратил деньги на увеселения и балы? - Он отложил эти ценные бумаги и посмотрел на Рене, а после достал из нижнего ящика карту Бертилий сделанную по запросу Эрика на корабле и развернул её на всем столе. - Давай смотреть, где находиться ихние земли с учетом заложенных . Он протянул девушке жирный Гриф. - Хотя бы приблизительно.
- Никто из них никогда не играл в карты. Разве только в семейном кругу. - Ткнув пальцев в одно из имен, она коротко вздохнула. - Леонард де Марье. Раньше на землях его семьи считались весьма плодородными. Пшеница, овес... И весьма хорошие копи.
Глядя на карту, она лишь на секунду замешалась. Вычерчивая линии границ, она в целом выделила довольно большую территорию. Казалось со стороны словно эта область когда-то была охвачена пожаром.
- Леонард, Леонард, - Эрик попробовав произнести это имя, остался довольным и крепко задумался на этот счет. -Причины по которым он лишился этих земель? - Он запустил руку под карту и нащупав бумаги, вытащил их на свет и нашел имя кандидата. - Что за человек?
- Он сравнительно недавно унаследовал земли и... Титул. В предыдущий мятеж он был в первой линии обороны. Они защищали свои земли от других, а получили позор и кучу долгов. Земли забрала церковь.
-Церковь? Забрала за то что воевал за правое дело? Известно на каких условиях она захочет вернуть земли этому человеку? и какая Гарантия что после возврата, я получу его поддержку?
Тихо хохотнув, Анжоль встала прямо и посмотрела на потолок.
- Семья Марье слишком долго была занозой у церкви. Им нужен был только повод. Жадность и тщеславие церкви не знает границ. Доведенные до отчаяния крестьяне, ремесленники. Убивали и сжигали всё на своём пути. Все эти земли, так кстати располагающиеся в лучшем месте. Везде свои плюсы. Что до поддержки. - Холодно взглянув на Волка, девушка прикусила губу. - Он обязан мне жизнью. Собственно, тогда. Во время бунта. Молодые мальчишки которые любили играть в шпионов и рыскать в поисках чужих тайн. Так уж вышло что крохотная компания оказалась в центре грандиозного заговора против короля. Выбраться из этого можно было лишь двумя путями. Либо умереть, либо принять условия. Кто-то предпочел умолчать. А вот мой брат и Леонард всегда были на пике страстей. И всё бы ничего, если бы не цепочка событий. Мятеж, смерть сына епископа в дуэли и громкий скандал с одной из приближенных к короне дам.
Взмахнув руками и словно бы показывая взрыв, девушка сжала зубы.
- Он не глупый юноша, весьма смышленый. Когда он управлял поместьем вместо отца, ни у кого не было нареканий. И работа в копях велась постоянно. А сейчас всё это пустует. -Тогда будем работать с твоим человеком. Если ты голодна, тебя проводят в гостиную и накормят, а мне надо обдумать предложение более плодотворно. - Это был намек на то что ему предстоит много работы и девушке счас тут не место. Оружие оставь здесь, через два часа я тебя позову и скажу точно.
- Я не голодна. И оружие теперь уже бесполезно. - Отводя взгляд и вздыхая, девушка вспомнила и закат и человека с которым она его встречала. Забавное стечение обстоятельств. - С вашего позволения я посплю. За последние пару суток это сказочная роскошь для меня.
"Мне нужна королева!"
Драконья внешность
Изображение

Человеческая внешность
Изображение
Аватара пользователя
Эрик Гримнар
Активный участник
 
Сообщения: 1316
Зарегистрирован: Пн апр 09, 2012 9:04 pm
Cпасибо сказано: 174
Спасибо получено: 72 раз в 62 сообщениях

За это сообщение пользователю Эрик Гримнар "Спасибо" сказали
Джулия Кори

Пред.След.

Вернуться в Планета Эллойз

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron